Война необходима

Политические системы по всему миру сегодня выглядят максимально фрагментированными – как не было уже много лет. Великобритания собирается голосовать за выход из Евросоюза, в других европейских странах популярность набирают маргинальные популистские партии, на Ближнем Востоке продолжается разрушение государственных систем, сложившихся в XX веке, в США может распасться традиционная для этой страны двухпартийная система. Политологи спорят о том, что вызывает эту раздробленность, – экономические причины, глобализация или цифровая и медиареволюция, упростившая обмен идеями. Однако, по мнению Стивена Уолта, профессора международных отношений в Гарвардской школе Кеннеди, есть более правдоподобное объяснение состояния сегодняшней глобальной политики: все дело в отсутствии войны. Эту точку зрения он защищает в своей колонке на сайте Foreign Policy. Статья разбирает положение американского общества, но сложно не примерять ее к России.

Мир во всем мире, пишет Уолт, имеет свою обратную сторону: долговременное отсутствие войн способствует укреплению раскола в обществах. Более того, оно способно вновь привести к войне. Эту идею высказал еще 20 лет назад профессор политологии Университета Нотр-Дам (США) Майкл Деш. В своей статье «Война и сильные государства, мир и слабые государства?», опубликованной в 1996 году, Деш утверждал, что война (и прежде всего внешняя угроза) – это, возможно, главнейший фактор, обуславливающий появление сильных, централизованных стран с такой национальной политикой, которая будет способствовать сплочению. В частности, писал политолог, конкуренция заставляла государства развивать работоспособные бюрократические системы, эффективные системы налогообложения, а также стимулировала патриотизм и гасила внутреннее размежевание: очевидно, что, когда враг на пороге, внешняя опасность становится важнее местных дрязг. В свою очередь мир негативно влияет на это национальное единство.

Деш подтверждал эту теорию историческими примерами. После окончания наполеоновских войн в 1815 году и до Крымской войны 1853–1856 годов внешняя угроза для европейских стран была в значительной степени ослаблена, и в период 1815–1853 годов Европа столкнулась с расколом внутри стран и многочисленными восстаниями. Примерно в эту же эпоху в США также не было войн, но зато обострились внутренние конфликты. Страна была настолько разобщена, что на выборах 1860 года кандидата от Республиканской партии Авраама Линкольна президентом сделали голоса чуть более 30% граждан.

Две мировых войны, напротив, помогли создать современное американское государство; холодная война с СССР только укрепила единство нации. Согласно Дешу, «холодная война была “идеальной” угрозой. Она не переросла в настоящую войну, однако была достаточной, чтобы стать мощным объединяющим фактором». (Похожее сплочение нации россияне наблюдают прямо сейчас в ходе «новой холодной войны» с Западом.)

Окончание холодной войны, однако, лишило американцев возможности объединиться перед лицом общей внешней угрозы, и результат этого был предсказан политологом достаточно верно: национальное разобщение и снижение эффективности государственных систем. Как пишет Уолт, в современном мире исчезновение внешней угрозы не должно моментально приводить к ослаблению государства до «довоенных» показателей, но приводит к разногласиям во внутренней политике, и чем глубже этнические, социальные и языковые различия, тем острее эти разногласия.

При этом, по мнению колумниста, имеющихся сегодня внешних угроз, например терроризма, недостаточно, чтобы сплотить нации. Вспышки международного и внутреннего (такие, как массовое убийство в Орландо) терроризма шокируют нас, но вероятность погибнуть в теракте крайне мала (по некоторым оценкам – 1 к 4 млн), поэтому борьба с ним не способна долгое время служить объединяющей идеей. Более того, Уолт считает, что если холодная война была «лучшей» угрозой, то терроризм – это худший вариант опасности: он не сможет сплотить людей, но зато вполне пригодится политикам и группам, разжигающим страхи и разделение в обществе.

Эта теория приводит к довольно печальным выводам. Отсутствие внешней угрозы, пишет Уолт, содержит ростки саморазрушения и ведет к внутренним потрясениям, покончить с которыми способно появление общего врага – достаточно страшного, чтобы объединить народы против себя. Результат: замкнутый круг, в котором мирные периоды готовят почву для напряженности и раскола.

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=13619

Добавил: Дата: Июн 22 2016. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes