Волонтерские реалии ДНР

По данным ООН, в Украине 23% жителей или около 10 млн человек имеют опыт волонтерства. Социологическое исследование проводилось в ноябре 2014 года компанией GFK Ukraine по заказу Программы развития ООН в Украине. Согласно полученным данным, средний возраст волонтера 30-35 лет. Чаще всего это студенты, журналисты, бизнесмены, IT-специалисты, бухгалтера.

Имена и лица волонтеров, работающих на подконтрольных Украине территориях, часто мелькают в социальных сетях, о них пишут СМИ, снимают репортажи, приглашают на ток-шоу. О деятельности же волонтерских групп на оккупированной части Донбасса мы получаем обрывочные сведения, ограничивающиеся названиями таких организаций, как Штаб «Поможем» фонда Рината Ахметова и группы «Ответственные граждане», получивших известность благодаря всесторонней поддержки медиа.

Говорить публично о волонтерах с неподконтрольных территорий опасно. Самопровозглашенные власти неоднократно предупреждали жителей о наказаниях, если они будут заниматься благотворительностью и помогать гуманитарным организациям.Но мы попробуем, не называя имен украинских патриотов, сделать обзор основных волонтерских групп действующих на неподконтрольной части Донецкой области.

Из всего многообразия волонтерской жизни «Донецкой народной республики» можно условно выделить пять групп. Это религиозные общины; организации, распределяющие помощь международных гуманитарных миссий; гражданские активисты; волонтерские группы, возникшие вследствие идеологической пропаганды «ДНР»; и волонтеры из Российской Федерации.

Волонтеры религиозных общин

Религиозные общины, представленные на карте довоенного Донбасса, с первых дней конфликта поддерживают своих членов. Наиболее активно помощь верующим других религий оказывают последователи протестантских церквей. Они выезжают в самые горячие точки, помогая эвакуировать женщин, детей, стариков, обеспечивая оставшихся в зоне военных действий продуктовыми наборами, медикаментами, одеждой, а с началом первых морозов организовывая бесплатные горячие обеды. Помогая людям по всей территории «республики», они представляются кратко — «мы волонтеры», не демонстрируя свои религиозные взгляды. В силу нескрываемой проукраинской позиции протестанты стали первыми, кого самопровозглашенная «республика» подвергла арестам и преследованиям по придуманной статье «сектантство и экстремизм».

«Однажды, это было в конце августа 2014-го, в шесть утра позвонила пожилая женщина: «Деточка, вы волонтеры? Можете хлебушка привезти? – в трубку слышались всхлипы, стрельба, взрывы – Мы на Бирюзово живем. Пожалуйста, приезжайте…» Когда мы приехали (спасибо протестантам, они единственные кто согласился помочь нам закупить и отвезти продуктовые наборы), оказалось, что дом из которого звонили старики, девятиэтажка, стоит на линии огня. По тому дому проходил крайний рубеж, разделяющий украинских военных и «ополченцев». В район Бирюзово месяца два не завозили продукты. Старики, дети, женщины (человек тридцать их было) вышли из близлежащих домов, плакали, брали продукты, пытались целовать руки и без остановки повторяли: «Спасибо, спасибо, спасибо…» Мне было стыдно смотреть людям в глаза, стыдно, что не получилось передать помощь так, чтобы люди чувствовали себя достойно… А потом появились они – молодые, здоровые парни, их было человек пять, они стояли в стороне, не решаясь подойти, и голодными глазами смотрели в нашу сторону. Я возмутилась: «Как они могут просить? Почему сами не пошли и не нашли еду?» А бабулечка так тихонько говорит: «Они ведь не пошли в армию ДНР воевать, прячутся, ждут, когда наши город освободят, им главное продержаться, вот мы и делимся своими запасами…» — рассказала волонтер Донецка.

Еще одна волонтерская группа, хорошо знакомая жителям оккупированных территорий, – это волонтеры Донецкой общины Международного Общества Сознания Кришны, и их проект «Пища жизни». Дважды в неделю волонтеры выезжают в разрушенные населенные пункты и кормят нуждающихся горячими вегетарианскими обедами. Обычно это гречневая или другая каша с овощами, хлеб и шарлотка. В каждую поездку готовится около 600 порций. Зимой 2014, когда выехать на украинскую часть Донбасса не представлялось возможным из-за непрекращающихся боевых действий, а российская пенсия и социальные пособия матерям на детей еще не выплачивались, продуктовые наборы и горячие обеды стали единственной надеждой людей на выживание.

Вайшнавы одна из немногих волонтерских групп, получившая признание и доверие, как в глазах широкого круга людей, так и в глазах руководства самопровозглашенной «республики». По словам волонтеров, раньше к ним в храм часто приходили люди, одетые в камуфляжную форму, и приносили крупы, а гуманитарный штаб «ДНР» помог с машинами для развозки еды. Пожертвования же на продукты община собирает сама, поступления идут со всего мира.

«Мы были в Иловайск 29 декабря. Город стоял разрушенный, только в нескольких местах восстановили окна. Когда мы приехали, в Доме культуры был новогодний утренник. Люди рассказывают, что во время боёв пять недель круглые сутки прятались в подвале дома культуры, все стекла были выбиты, сейчас их помогли восстановить железнодорожники. Новогодние подарки Иловайские дети ждут от россиян – конфеты и абхазские мандарины (300 грамм на ребенка). Фонд Ахметова только несколько дней как зашел в Иловайск.

Из гуманитарки зашли только красный крест, русские волонтеры организовали социальную столовую, три раза в неделю кормят 70 человек и кришнаиты из Донецка два раза в неделю привозят горячую кашу с маслом на 800 человек. Также ДНР два месяца (ноябрь и декабрь) выдавало пенсионерам по 1000 грн, инвалидам по 900 грн и на детей матерям одиночкам по 500 грн. Учителям с медиками зарплату дали.

В городе работает больница, школа и садик. В Иловайске много людей получивших в результате боевых действий тяжелые увечья – у кого ногу оторвало, у кого пол лица обожгло. Просят помочь медикаментами на лечение.

В городе осталось примерно десять тысяч населения. Из них две тысячи восемьсот сорок детей и пять тысяч шестьсот семьдесят пенсионеров. Остальные, чуть меньше полторы тысячи, — это женщины и подростки. Мужчин почти не осталось. Кто погиб, кто ушел воевать, кто уехал.

Есть переселенцы из Донецка человек двадцать пять. Переселенцам помогают все гуманитарные миссии, в отличие от жителей Иловайска. Возвращаться в Донецк и жить в общежитиях переселенцы не хотят. В апреле-мае в Иловайске было много переселенцев из Славянска. Сейчас они зовут к себе, но местные боятся ехать. Говорят: «Украинские солдаты нас на блокпостах арестуют, лучше дождаться пока наши освободят Славянск, тогда можно и в гости ездить»…» — из путевых заметок донецкого волонтера, декабрь 2014.

Согласно мониторинговому отчету “Humanitarian Needs Assessment Report, подготовленному чешским благотворительным фондом «Человек в беде» в декабре 2014 года, представителями исполнительной власти в городах «республики» были зафиксированы десятки случаев голодной смерти. Впоследствии, когда ситуация стабилизировалась, власти попытались скрыть эти данные.

Организации, распределяющие помощь международных гуманитарных миссий

В «Донецкой республике» до недавнего времени действовало три ведущих сервисных организаций-контролеров, посредников в распределении гуманитарных грузов, завозимых международными гуманитарными миссиями. Это Общественная организация «МАКСИМАЛ» , Волонтерская группа «Ответственные граждане»  и Донецкий областной благотворительный фонд «Центр социального развития «МОСТ» . После выдворения «Ответственных граждан» с территории «республики», основными партнерами-посредниками стали ОО «МАКСИМАЛа» и ДОБФ «ЦСР «МОСТ», в работе которых помимо гуманитарного направления также есть программы психологической помощи населению.

Все организации были зарегистрированы в Донецке до войны и имеют пакет регистрационных документов согласно украинскому законодательству (кроме «Волонтерской организации «Ответственные граждане», которая возникла по инициативе четырех лиц в мае 2014, и долгое время осуществляла хозяйственную деятельность на площадке Донецкого благотворительного фонда «Причастность», также имеющего украинскую регистрацию).

Называть перечисленные организации в прямом значении слова «волонтерскими» нельзя. Они реализуют проекты за гранты международных доноров и процент самостоятельно собираемых ими денежных ресурсов существенно мал в сравнении с грантовыми поступлениями, являющимися основным финансовым источником деятельности. Волонтеры же, о которых говорится в пабликах организаций, как правило, социальные работники в районных центрах, выдающие помощь напрямую бенефициару. Каждый волонтер ежемесячно получает финансовое вознаграждение за определенный объем работы. Размер выплат зависит от курса доллара, к которому привязан донор.

Несмотря на репрессии в адрес волонтеров и общественных организаций на неподконтрольных территориях, на украинских сайтах поиска работы продолжают появляться вакансии разных гуманитарных программ в Донецке и Луганске. Просим читателей обратить внимание, что даже в случае предоставления полного социального пакета ни одна международная миссия (в том числе имеющая мандат ООН) на неподконтрольных территориях не сможет защитить своих сотрудников от угрозы преследования и потенциальной возможности ареста. А также примите к сведению тот факт, что разрешая работать на «своей» территории, «республиканские» власти требуют от международных организаций списки всех сотрудников и волонтеров с их паспортными данными. Другими словами, с первых минут работы вы становитесь потенциальным объектом наблюдения силовых ведомств «ДНР/ЛНР».

Ниже мы выделили три главных потенциальных опасностей, ожидающих сотрудников и волонтеров при работе с международными гуманитарными миссиями на неподконтрольных территориях.

Во-первых, в «ДНР» до сих пор не разработаны процедуры, регулирующие регистрацию и деятельность общественных организаций. И при возникновении потенциального конфликта, как это было в случае с «Ответственными гражданами», силовые структуры запретят работу организации на территории «республики», а сотрудников в лучшем случае депортируют на украинскую сторону. В худшемарестуют на неопределенный срок, обвинив в экстремизме и терроризме.

Во-вторых, все волонтеры, работающие в гуманитарных проектах международных миссий,оказываются незащищенными в правовом поле. В случае ареста сотрудник или волонтер формально работает в донецкой общественной организации посреднике (которая, как мы помним, по «законодательству» так называемой «ДНР» не имеет юридического права вести хозяйственную деятельность на территории «республики»), и международная гуманитарная миссия фактически не несет ответственность за безопасность волонтера.

В-третьих, в последние месяцы все чаще слышатся претензии к донецким организациям, работающим в партнерстве с международными гуманитарными миссиями об отказе платить налоги в так называемый «Пенсионный фонд ДНР» с начисленных зарплат. Международным организациям (грантодателям) пока удается игнорировать вопросы «депутатов» так называемого «Народного Совета ДНР». Но велика вероятность такого сценария, когда крайними окажутся рядовые сотрудники, к которым под угрозой арестасиловые ведомства «ДНР» выдвинут обвинения и заставят выплатить в казну «республики» причитающиеся налоги.

В качестве иллюстрации выдвигаемых «ДНР» требований к международным организациям, а также волонтерам, предлагаем посмотреть видео-интервью одного из адептов «Донецкой народной республики», координатора Донецкого «городского волонтерского центра» Дмитрия Чернышева.

Всего, согласно собранной нами информации, на сегодняшний день на территории «Донецкой народной республики» на международные гуманитарные миссии работает около трехсот волонтеров.

Гражданские активисты

Гражданские активисты представляют собой самую яркую и неоднородную группу лиц, не публично помогающих населению на оккупированных территориях. Имена многих, возможно, никогда не станут известны широким кругам. Это люди разных возрастов, профессий, социальных групп. Зачастую они не знакомы между собой. Их объединяет вера в то, что «Донбасс – это Украина».

На мартовских проукраинских митингах 2014 в Донецке сформировалась волонтерская группа медиков, оказывавших первую помощь раненым и пострадавшим во время столкновений. Впоследствии, когда начались боевые действия, донецкие врачи спасли не один десяток жизней украинских солдат раненных в боях под Волновахой, Иловайском, Дебальцево. На тот момент ключевые города уже находились под контролем боевиков «ДНР». И когда в больницы «по скорой» доставляли раненых, боевики приезжали вслед машин скорой помощи и проверяли, кого доставили. Если это были украинские солдаты, их сначала пытали, а потом разрешали медикам оказать помощь. Врачи были вынуждены снимать с бойцов одежду еще по пути в больницу, чтобы их нельзя было идентифицировать, и вводили раненых в искусственную кому. Когда бойцы шли на поправку, медики тайком выводили пациентов из здания больницы и эвакуировали на подконтрольные Украине территории.

«В начале августа мне несколько недель подряд звонил наш доктор-волонтер с Донецкого митинга, он работал хирургом в больнице Иловайска, рассказывал, как боевики оцепляют сёла вокруг города, просил передавать собранные им сведения на горячую линию СБУ.

Однажды он позвонил ночью, говорил шепотом, сказал, что спрятался в уборной, просит срочно сообщить в СБУ, чтобы те прислали помощь. Боевики взяли в плен двух раненых, подорвавшихся на мине украинских солдат, закрылись с ними в комнате, никого из мед персонала не подпускают, слышно как избивают, выпытывают информацию о дислокации. Доктор просил СБУ помочь организовать вывоз бойцов, он планировал незаметно вывести их из здания больницы и спрятать, просил, чтобы в назначенном месте ждали наши.

Перезвонил спустя три часа. Сообщил, что во время допроса один солдат умер, но боевики не останавливались и продолжали бить истекающего кровью второго пленного. Тогда наш доктор наорал на боевиков, оттолкнул их и оказал первую помощь. Возле палаты остались дежурить два автоматчика, но доктор был уверен, что сможет вывести раненого за пределы больницы, спрашивал, придет ли помощь с украинской стороны.

Больше он не звонил, и я не знаю жив ли он. В СБУ дозвониться в ту ночь не удалось, я дозвонилась Петряевой, она тогда возглавляла областное управление здравоохранения. Петряева переключила на человека, отвечающего за сбор информации по раненным бойцам. Тот информацию принял, обратной связи от него не было» — из воспоминаний координатора Донецких волонтеров медиков, лето-осень 2014.

Одна из самых тяжелых страниц в работе донецких волонтеров — рассказы о буднях обитателей исправительных колоний. В первые дни войны исправительные колонии стали для российских телеканалов самыми удобными объектами для съемок «показательных» расстрелов. И надзиратели, и заключенные оказались заложниками ситуации. Первые зачастую не решались оставить свой пост, вторые не имели возможности спрятаться, становясь жертвами летящих на них «градов». Волонтеры привозили заключенным воду и продукты. Летом 2014 во многих Донецких исправительных колониях, из-за постоянных сбоев в работе водоканала, суточная норма воды на одного заключенного составляла один литр. Иногда днем температура достигала +45 градусов Цельсия. Впоследствии, когда самопровозглашенные власти «обзавелись» собственными концлагерями и тюрьмами, волонтеры взяли под свою опеку и эти «заведения», параллельно выступая в роли миротворцев и переговорщиков. Эта группа волонтеров одна из самых закрытых групп. Их имена известны единицам.

К группе «гражданских активистов» также можно отнести жителей населенных пунктов, которые оказавшись в условиях безвластия приняли на себя функции лидеров громад, объединив людей для решения возникших проблем.

Многие сёла вдоль линии фронта остались без власти. Сельские головы выехали в Киев, Днепропетровск, Харьков, в лучшем случаи, оставив вместо себя секретаря, выписывающего справки, подтверждающие место регистрации.

Миграция была постоянной. Люди в поисках более безопасного места, перемещались из одного села в другое. Среди сельчан стихийно формировались группы активистов, бравших на себя заботы об односельчанах, обеспечении их продовольствием и медикаментами. И если в селах Ясиноватского района административные функции чаще выполняли женщины (возможно, это связано с тем, что села находятся на линии огня и большинство мужчин или выехали или ушли в «ополчение»), то в селах Амвросиевского района (наиболее сильно пострадавших во время «Иловайского котла») главами сельсоветов становились мужчины. При этом гуманитарное обеспечение Ясиноватского района было в разы лучше, чем в сёлах Амвросиевского. Ясиноватскому району помогал фонд Рината Ахметова, чешский фонд «Человек в беде», поступала российская гуманитарная помощь. В селах же Амвросиевского района вплоть до декабря 2014 не работала ни одна международная гуманитарная миссия и не было поступлений от фонда Ахметова.

«Приехали в село «Зелёное», познакомились с председателем поселкового совета. Сельсовет объединяет четыре села Федоровка, Зеленое, Садовое и Вербовое. До войны жители сёл занимались сельским хозяйством, часть жителей работали на Иловайской железной дороге, часть на заводах Харцызска. До войны в селах проживало 840 человек, сейчас осталось 640, из них 241 пенсионер и 101 ребенок. Многие выехали в Россию.

Школа. В школе учится 77 детей четырех поселков. Часть детей школьный автобус (оплачиваемый Амвросиевским отделом образования) привозит из Иловайска из района разрушенной 14-й школы. В школе полный учебный день, отапливается углём, работает столовая. Стараются варить детям кашу с тушенкой. Родители доплачивают по 1 гривне за кусок хлеба с маслом.

Разрушения: сильно пострадало 53 дома в поселке Зелёное, из них 18 домов разрушены полностью. Разбит детский сад. Школу восстановили, сейчас она работает. Люди из разрушенных домов переселились в летние кухни, кто выехал к родственникам.

В домах печное отопление, не хватает угля. В каждом поселке есть магазин. В Зелёном два магазина. Газа нет. Вода централизованная, кроме села Вербовки – там колодец. Свет наладили две недели назад. Есть медпункт и свой фельдшер (женщина на пенсии). В медпункт нужны медикаменты.

Гуманитарная помощь оказывается мало. Ахметов не заходил. Назаров [председатель «Государственного Комитета по гуманитарному обеспечению ДНР»] помог несколькими продуктовыми наборами – очень мало, всего предоставил 17 пакетов, в каждом по два кг крупы и один кг муки. Основные потребности сельчан: продукты, уголь, стройматериалы для восстановления домов…» — из путевых заметок донецкого волонтера, декабрь 2014.

Наибольшим доверием среди волонтерских организаций у жителей неподконтрольных территорий пользуется общественная организация «Донбасс-SOS». Парадоксальность ситуации в том, что кредит доверия к «Донбасс-SOS» велик, как у проукраински настроенного населения, так и пророссийски. Достаточно проехать в автобусе, курсирующем между Донецком и любым населенным пунктом на подконтрольной территории. Когда речь заходит о пропусках, взятках, очередях на КПП или выплатах пенсий – обязательно в качестве аргумента дискутирующие ссылаются на публикации «Донбасс-SOS».

Отдельная группа, вносящая неоценимый вклад в поддержку людей на оккупированных территориях — переселенцы, выехавшие на подконтрольную Украине территорию. Они перечисляют Донецким волонтерам деньги, помогают собирать продукты питания, медикаменты, перечисляют на восстановление разрушенных в результате обстрелов зданий донецких больниц, помогают инвалидам, оставшимся в одиночестве. Подобных примеров сотни тысяч. Из соображений безопасности большинство волонтеров не называют свои имена. Усиливающиеся репрессии и установление монополии на благотворительность со стороны властей самопровозглашенных «республик» ставит под угрозу жизни оставшихся родственников. Возможно, со временем, когда закончится война, мы опишем все истории добрых дел, свершившихся на оккупированной территории, благодаря участию и поддержки наших земляков.

Волонтерские группы, возникшие вследствие идеологической пропаганды «ДНР»

Проукраинские волонтерские группы на оккупированных территориях не являются монолитным движением, это своеобразная социальная ткань Донбасса, множество не связанных между собой лиц, объединенных общими интересами и ценностями.

В противоположность проукраинским волонтерам, официально разрешенные волонтерские объединения «ДНР» являются структурным подразделением общественного движения «Донецкая народная республика». Каждая масштабная волонтерская инициатива утверждается «депутатами» на заседании «Народного Совета» или, если речь идет о предоставлении локальной помощи (например, акция депутатов «ДНР» по сдаче крови для детского онкогематологического отделения, или поздравление с Рождеством воспитанников интернатов), то решением «депутатов» профильных комитетов «Народного Совета ДНР».

Как уже упоминалось ранее, без разрешения аккредитационной комиссии «ДНР» на территории «республики» не имеет право работать ни одна общественная организация или инициатива. Лица, действующие независимо в качестве волонтеров, подвергаются преследованию.

Среди функционеров, определяющих политику волонтерского движения «ДНР» на сегодняшний день можно выделить две фигуры – депутат «Народного Совета ДНР», руководитель общественной организации «Молодая Республика» Сергей Кондрыкинский и координатор Донецкого городского волонтерского центра Дмитрий Чернышев.

«Все эти волонтеры с душком. То церковь какая-нибудь, то тырят, то родственникам дают. Я ж инспекции делал по этим городам по всем. Я вам скажу, там такое есть, их накрывает. Когда у тебя гуманитарки под 500 пакетов, под 1000, памперсы коробками, еще чего-нибудь – ты как король в своем селе, за тобой все бегают. Кому-то ты явно можешь не дать, с кем-то можешь рассориться, кто-то на тебя точит зуб. И проще сказать на блокпосту: «Остановите и арестуйте!» — это самое простое. Потому что все они бухают между собой в этих селах и поселках, и прокуратура и комендатура.

У вас есть желание все понять, но здесь надо понять, что понять здесь ничего невозможно. И самое главное, если к вам за помощью обращаются, лучше ее не оказывать, потому что вас тупо подставят. Представьте, если вы будете кому-то помогать, а на него уже будет телега накатана, вы будете, как связной получается. Я знаю, что российские гуманитарщики — местные, которые работали с Ростовом, с Москвой — у меня с осени сидят. С осени посадили в подвал, и сидят. Им было инкриминировано «агент российской разведки». Наше МГБ сказало: «Вы агенты российской разведки». Они вели тут определенную работу. В общем, действительно, бред. И им сказали: «Вы работаете на российскую разведку». Официально. Это вообще маразм. Потом переделали не на «российскую разведку», а на просто «воровство гуманитарки», «нецелевое использование», «неподчинение законам ДНР», «игнорирование законов ДНР». В общем, сидят с октября.

Сейчас не надо никуда встревать по гуманитарке. Или наоборот сделайте шаг вперед в эту структуру. Если вы вообще хотите заниматься здесь гуманитаркой, то идите наводить личные контакты. Как и к кому именно? Начните с депутатского корпуса. Пойдите к той же Губаревой, у которой свой фонд, у нее своя парламентская группа. Она устраивает всех…» — из беседы с сотрудником «Центра Управления Восстановлением Донецкой Народной Республики», март 2016.

Волонтеры из Российской Федерации

Как правило, это журналисты, медики или предприниматели, разделяющие взгляды идеологов «Новороссии». Среди направлений деятельности российских волонтеров — сбор средств и подарков детям Донбасса; покупка детского питания, средств гигиены; помощь старикам медикаментами, одеждой, продуктами питания; поддержка «граждан Л/ДНР», попавших в сложные жизненные ситуации; привлечение к сотрудничеству с «Л/ДНР» депутатов европейских стран; участие в заседаниях «Народных Советов Л/ДНР»; разработка законодательства «Л/ДНР» и т.п.

Подробнее познакомиться с буднями российских волонтеров можно на страницах социальных сетей. Среди них Анатолий Котляров, руководитель волонтерского движения «Братская помощь» (Ростов-на-Дону) и Марина Ахмедова , спецкор «Русского репортера» (Москва).

«Мы начинали исключительно с волонтерской деятельности, но когда столкнулись с тем, что подчас гуманитарный груз бывает проще «затаможить» как коммерческий, увидели проблемы, с которыми сталкиваются предприниматели Новороссии, то переориентировались на просветительскую деятельность.

Те двадцать два гукмконвоя, что зашли со стороны России за все время — это, максимум, две недели существования Новороссии. Одними дотациями регион не накормишь, нужно рассказывать как правильно строить бизнес, организовывать товаропотоки, перестраиваться на Россию» — Анатолий Котляров, руководитель волонтерского движения «Братская помощь» .

Источник

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=12388

Добавил: Дата: Май 10 2016. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes