Политика за пределами зоны АТО

С конца января 2017 года позиционная война на Донбассе сменилась активными боевыми действиями, хотя всем понятно, что к полномасштабному наступлению российская сторона технически не готова, а Украина не в состоянии контролировать всю линию фронта.

Общее число потерь за прошлый месяц составило 34 погибших, в марте, — по меньшей мере, восемь воинов. В основном речь идет о бойцах ДУК. Кроме того, значительны и небоевые потери: здесь также потери составляют 1 человек в день. Что характерно, российско-террористические войска обстреливают украинские позиции и жилые кварталы планомерно, по расписанию. Сегодня 120 обстрелов, завтра 121, послезавтра 122 и т.д. Чувствуется планирование, причем не из Донецка.

Подчеркнем, что Россия действительно ведет террористическую войну, достаточно вспомнить Курдистан и тактику Курдской рабочей партии. Такого типа войны, — уже без всякой там гибридности, только терроризм, — могут продолжаться десятилетиями, как в Кашмире. Интересно, правда, другое: общество понимает, что идет война, кто противник и какие действия следует от него ожидать. В то же время политики неустанно повторяют зубрежку о психологической усталости, больших затратах, потерях, поиске «компромисса» и т.д. Речь не о «зраде». Речь о коллаборционизме украинской элиты.

Нет, конечно, есть части, которые около года в АТО, где люди реально нуждаются в ротации, которой нет. Но вспомним, что в Афганистане танковые части воевали несколько лет без ротации. Про особенности Второй мировой войны речь не идет. В новой истории хороший пример — Сербия: больше пяти лет гражданской войны на фронте от Сараево до Вуковара, конфликт в Косово, бомбардировки авиацией НАТО, больше 300 крылатых ракет по инфраструктуре, тысячи вылетов самолётов. В итоге войска сохранили управление, не были разгромлены, а решение по Косово искали на дипломатическом уровне, не сводя за один стол переговоров противоборствующие стороны. Вопрос лишь в том, что официальный Киев, не желая признавать АТО войной, вынужден вести диалог с Кремлем по стандартам, установленых ООН. Отсюда и проигрышная позиция: какие б не были успехи на фронте, они разбиваются о блокирующее вето Москы в этой международной организации. И Украина соглашается с этими правилами и этой реальностью.

Но зато в Украине возрастают риски внутриполитического кризиса: блокада «торговли на крови», позволявшей элите и олигархам «компенсировать» военные потери; введение Москвой администраций по ту сторону границы; коалиционный синдром, неработоспособность ЦИК, Верховного и Конституционного Судов, претензии Авакова на персоналистское определение экономической, торговой и информационной политики государства.

Очевидно другое: политичские институты не работают, а  внутриполитическая ситуация уже важнее, чем обстановка на фронте. Там с врагом все понятно. А что делать с внутренним врагом — коррупцией и политиками — не совсем понятно. Ситуация зависла на неопределенный срок. Тут либо мадан, но тогда точно с непредсказуемыми последствиями, либо досрочные и тотальные выборы по новым правилам — рад, президента и даже губернаторов. В противном случае украинское болото и дальше будет зацветать трясиной неопределенности, из-за которой не видно живых людей.

Затевать полномасштабную войну бесполезно — РФ без мобилизации и минус гарнизоны, Кавказ, тыловые части, Сирия могут выставить сколько же, сколько ВСУ с мобилизацией. Серьёзно, если посчитать многочисленные базы с гнилой техникой, инфраструктуру армии и флота, РВСН, то число бригадных и батальонных групп у РФ и ВСУ в примерном паритете, нет никакого преимущества, требуемого для наступления. А как бы то ни было, спустя шесть волн, три года конфликта и несколько призывов резервистов механизм комплектования бригад первой очередью резерва Украина отладила. Летающие вдоль линии соприкосновения RQ-4 Global Hawk, спутники США и наша агентурная разведка не дадут России скрытно накопить на восточной границе превосходящую группировку, а мобилизацию легко пресечь нефтяным баном, отключением от западных финансовых систем, закрытием доступа к рынку облигаций США, куда РФ вложили 90 миллиардов, или к счетам элиты в западных банках.

Запад вполне чётко высказал свою консолидированную позицию: мир, в котором Германия будет возвращать себе сакральный Кёнигсберг (Россия была обязана его отдать еще в 1995 году), а Япония — Курилы, никому не нужен; Крым нужно вернуть, войну в Европе — прекратить. В принципе, согласие РФ на этом этапе и не требуется, поскольку любые нарушения «Минска» — это повод посильнее ткнуть указкой в болевую точку, расширив список санкций на десяток фамилий и фирм раз в квартал. Вывести войска из «Л/ДНР» РФ не может, ведь все эти российские КБР-5, тыл, советники, операторы БПЛА, артиллерия и танкисты — это и есть «Л/ДНР». Стоит вывести основной «стержень», как структуры боевиков коллапсируют в считанные недели. Идеальная ловушка с точки зрения Запада: бросить боевиков россияне не могут, ввести массово авиацию — тоже, а наращивать группировку внутри «подковы», чтобы месяцами штурмовать районные центры, бесполезно. Вывести контингент сейчас — это завтра поставить ребром вопрос с Крымом, начать обострять — это консолидировать Украину и наращивать её поддержку Западом, перекрыть которую РФ не в состоянии.

Но это всё работает и в обратном направлении. Мы не можем провести скрытную мобилизацию, обеспечить преимущество для успешной изоляции анклавов — над нами всегда будут нависать тысячи километров восточной границы, бюджет на уровне мирной Румынии и тот факт, что техника в войсках, минус учебные центры и институты, едва перекрывает выход из строя ресурса. Пока остаётся только формат вечного «Минска» — при любом президенте, правящей партии, коалиции или «хунте». Именно поэтому вызывают столько эмоций непонятные движения с «блокадами» и политическим кризисом — на фронте понятно всё ещё с лета 2016 года, а вот то, что творится в тылу, не понятно никому.

На фронте не просто жарко, а горячо. Были дни, когда вечером всё гудело от исходящих и прилётов; возле Авдеевки, на приморском направлении и близ Светлодарска почти не стихало ещё с прошлого обострения, начавшегося зимой. Под Авдеевкой, ЯБП и «промкой» с 1 по 5 марта получили ранения, контузии и травмы не менее 21 человека — массированный миномётный огонь, короткие налёты артиллерии, работа танков с закрытой позиции. «Бутовка-Донецкая», Пески, «Царская охота», «Песочница», цеха шинного завода и позиции напротив «Господаря» были целями чаще всего. По Луганскому (которое в Донецкой области) долбили БМП. Активно гибридная армия использует смешанные огневые группы: пару танков, бронемашины, ЗУ-23/2 на автомобилях. Всё это прикрывается работой артиллерии или САУ. Банально «шатается» ЛБС — идёт работа по НП, высотам, вентиляционным стволам, терриконам, верхним этажам высотных зданий. Бронегруппы «кочуют» вдоль фронта или выдвигаются из глубины. Их прикрывают снайперские пары, автоматические гранатомёты и миномёты — не дают маневрировать в передовых порядках средствами ПТО. И, кстати, о ПТО — минимум на трёх участках фронта зафиксировано массовое применение ПТУР гибридной армией, по 6–10 ракет, целенаправленная охота за техникой или удары по инженерным сооружениям АТО, причём один из эпизодов на севере, где до этого было достаточно тихо — по Авдеевке неоднократно стреляли ракетами из «Конкурсов».

На приморском направлении — «Грады», САУ, 122-мм артиллерия. У морской пехоты — потери от снайперского огня. Бои идут от Широкино, напротив балки в Саханке, к Водяному и мариупольской трассе на Тельманово. Попытки штурма или вывода малых групп в тактический тыл не предпринимаются — просто раз за разом огневой бой, давление на ВОП и РОП, кочующие огневые группы. Вообще, ситуация на «передке» жёсткая, несмотря на грязь в полях и пат в оперативном плане. В сутки — например, 6 марта — случалось больше сотни стычек по всей «подкове». Были дни, когда количество обстрелов зашкаливало и переваливало за 130. Гнутово, Павлополь, Новотроицкое — в разные дни недели входящие из миномётов, крупнокалиберная стрелковое оружие, удары ПТУР, «сапоги». В Марьинке отмечались бронегруппы, ведя беспокоящий огонь, также шли артиллерийские «дуэли». В Крымском, в зоне ответственности ОТУ «Луганск», — приходы из 152-мм артиллерии; в Попасной, Ореховом и Троицком — миномёты; в Катериновке — от попаданий управляемых ракет у ВСУ убитый и раненный. Обрабатывались наши позиции у Станицы, идёт работа малых групп обеих сторон в дефиле Донца.

По материалам http://www.0642.ua

Короткий URL: http://alter-idea.info/?p=19604

Добавил: Дата: Мар 8 2017. Рубрика: Блог-пост. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
Загрузка...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Карта сайта
Войти | Дизайн от Gabfire themes