Меню

О принципах российской дипломатии

Федор Лукьянов продолжает свой нелегкий труд по оправданию российской украинской политики. Я оценил его мужество, когда он в первой половине августа пришел в студии «Радио Свобода», где с тоской во взгляде отбивался от вопросов Михаила Соколова о том, зачем все это было затеяно. Я этот вопрос задал намного раньше - на заседании Совета по внешней и оборонной политике весной 2013 г., когда появились первые признаки принуждения Украины к послушанию и покорности. На что получил тогда ответный вопрос председательствовавшего на заседании Ф. Лукьянова, суть которого сводилась к тому, что российская администрация к украинским событиям и событиям в российско-украинских отношениях никакого отношения не имеет, это украинцы сами себе лапу отгрызли. Сегодня, в связи с очевидностью российского участия в украинских делах, Федор Лукьянов этого вопроса нем задает, но, как оказалось, у него в запасе есть еще много интересных мыслей и вопросов. 20 августа 2014 г. он опубликовал а главной российской официальной газете небольшую статью-реплику. Эта небольшая по размеру статья очень и очень интересна и показательна с точки зрения того, что в современной России называется дипломатией и как из нее видится мир вообще и Украина в частности. Не смог удержаться от заочной дискуссии с автором. Относительно радости, которую Ф. Лукьянов испытывает от того, что мы - общественность двух стран и мировая общественность, эксперты - ничего не знаем о содержании переговров, могу только сказать, что я ее не разделяю. Хотя мысль о том, что нельзя переносить обсуждение российско-украинских разногласий в публичное пространство потому что оно насквозь взаимено враждебно, мне очень по душе. При одном, впрочем, условии - если мы честно ответим себе на вопрос кто и как это за считанные месяцы комплиментарное в основном несмотря ни на что с обеих сторон отношение русских и укранцев друг к другу сделал враждебным. Но, здесь что кому нравится - кому-то играть в темную, кому-то в открытую. Кстати украинская сторона, наконец-то, вняв мудрому совету никогда не вести со своим великим соседом переговоров один на один, явно тяготеет к открытому характеру переговоров об урегулировании. Российская предпочитает договариваться за кулисами. Ее можно понять и, по видимому, не удастся переубедить. А вот далее идет изложение того, что с точки зрения председателя одного из самых влиятельных в недавнем прошлом мозговых центров внешней политики России и главного редактора не менее влиятельного и выпускаемого, кстати, при участии авторитетнейшего американского журнала «Foreign Affairs», журнала «Россия в глобальной политике» (поймал себя на мысли о том, что хорошо бы найти какой-нибудь универсальный измеритель роли отдельно взятой страны в глобальной политике - ВМ) должно составлять главный предмет переговоров. «На столе - несколько тем, - пишет Ф. Лукьянов. - Первое - политическое устройство Украины, которое гарантировало бы востоку страны особый статус с сохранением культурно-исторических особенностей. Второе - внеблоковый статус Украины, отказ от стремления в НАТО, что Россия считает фундаментальной угрозой для себя. Третье - весь обширный комплекс вопросов, связанных с газом, - долги, цена, транзит и пр. Четвертое - экономическое возрождение Украины после войны, которое будет почти невероятным в случае полного разрыва связей с Россией». Давайте сравним это с оглашенной министром иностранных дел Украины «повесткой дня» для переговоров по урегулированию российско-украинского вооруженного конфликта. П. Климкин заявил, что его страна преданна идее двустороннего прекращения огня. «Но для того, чтобы это было именно прекращение огня, а не игра вокруг этого в буквальном смысле жизненно важного вопроса, нам нужно три вещи, — отметил он. — Во-первых, чтобы граница была полностью безопасна. Во-вторых, чтобы Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) везде, в том числе вдоль границы, наблюдала за прекращением огня. И в-третьих, чтобы все заложники были освобождены и никто даже не пытался брать новых заложников». Сравнивая позиции, первое, что бросается в глаза, это то, что украинская сторона предлагает обсуждать вопрос о прекращении кровопролития, т.е. купирования острой фазы конфликта и не допущения его эскалации в настоящую войну. Ф. Лукьянов то ли предлагает, то ли предполагает обсуждать совершенно другие вопросы. Все они, что не трудно заметить, относятся полностью к компетенции суверенного государства - будь то Украина или Россия. Хотел бы я увидеть реакцию российского МИДа и российских экспертов-международников, если бы кто-нибудь предложил бы обсудить вопрос о ее внутреннем политическом устройстве (какими правами должны обладать субъекты Российской Федерации), о праве России присоединиться к тому или иному экономическому или оборонному союзу, о том как, кому и за какие деньги ей продавать свой газ, нефть или древесину. Ну и, конечно, вершиной внешнеполитической мысли является утверждение, что без развития экономических и торговых связей с Россией Украине не выжить. Нет смыла обсуждать каждую из позиций, хотя и хочется, достаточно просто сравнить принципиальные подходы сторон. Украинская просит, фактически, лишь об одном -оставить ее в покое и дать самостоятельно решать свои внутренние хозяйственные и политические проблемы. Российская хочет говорить исключительно о полном подчинении соседней страны своему видению мира и региона, как обязательном условии прекращения не объявленной войны. Чтобы не быть голсловными, снова обратимся к статье Ф. Лукьянова. В ней он прямо говорит о том, что «обсуждать на подобных встречах прекращение боевых действий практически бесполезно. Украинский конфликт - это гражданская война с вовлечением в нее внешних сил и интересов. Он относится к тому типу противостояния, в котором определение контуров возможного компромисса, будущего политического баланса должно предшествовать перемирию». Оставим в стороне утверждение автора о том, что в Украине идет гражданская война. Достаточно взглянуть на карту Украины, чтобы составить себе представление о реальном масштабе и, соответственно, о природе и движущих силах вооруженного конфликта в ней. Важнее другое, Ф. Лукьянов дипломатично заявляет, что Российская Федерации предварительным условием прекращения кровопролития на территории Украины считает строгое следование Украины во внутренней и внешней политике тому, что нынешняя российская администрация считает национальными интересами России. «Военные успехи противоборствующих сторон (??? Россия - одна из них? На каком основании? - ВМ) служат аргументом, дополнительным козырем на переговорах политических представителей». Поэтому «вооруженные столкновения и дипломатические консультации будут идти параллельно». Вот такая позиция и вот такая перспектива российско-украинских отношений с точки зрения ведущего экспертного сообщества России по междунвродным делам. Если отвлечься от «азбуки дипломатии» и перевести это на нормальный человеческий язык, Ф. Лукьянов считает, что Россия должна снабжать Донбасс оружием, боеприпасами и наемниками до теж пор, пока Украина окончательно не разорится или обезлюдеет и согласится на все российские «предложения», которые, в конечно счете, сводятся к оригинальной мысли о том, что существовать рядом с Российской Федерацией можно только при условии признания вассальной зависимости даже не от нее, а от ее вождей - их фобий, симпатий и представлений о правильном и неправильном поведении. А чтобы на этот счет не было никаких сомнений, Ф. Лукьянов пишет совершенно замечательные в своей откровенности строки: «Россия, не скрывающая политических и человеческих симпатий к ополченцам, очевидно, осознает четкую линию, которую не перейдет. Вопрос о военном вмешательстве не стоит, а значит, вооруженную фазу конфликта надо заканчивать. Правда, "сдавать" народные республики Москва не намерена, идея скорее в том, чтобы заставить признать их представителей участниками мирного процесса. А значит, не допустить их военного разгрома силовиками». То есть, Россия не намерена содействовать прекращению поддержки сепаратистов до тех пор, пока они не будут признаны полноценными партнерами по переговорам или до полного уничтожения Донбасса либо экономического краха и политического разрушения Украины. Если это «азбука дипломатии», то, боюсь, что большинство дипломатов в этом мире скажут, что они учились по другой, а эта для них , простите, китайская грамота. И, конечно, слукавят. Была и дипломатия канонерок, и дипломатия выкручивания рук и многое другое. Но чаще всего она имела место со стороны стран, обладавших реальной экономической и военной мощью. К нашему огромному сожалению, после двадцати лет тотального разграбления (простите, «приватизации» в узком кругу допущенных лиц) и продажи всего, что можна, куда угодно, лишь бы не спрашивали о происхождении товара и платили, Россия не обладает не тем ни другим и, увы, даже не обладает международным влиянием. Статус постоянного члена СБ ООН, на который ссылается автор, это, конечно, важно, до тех пор пока существует ООН. Я полагаю, что если остальные члены СБ будут вести себя так же, как ведет себя сегодня российская власть и дипломатия, дни ООН сочтены. Есть, правда, еще ядерное оружие. Но об этом российский вице-премьер Д. Рогозин и губернатор Карелии, кажется, уже все сазали и никакого желания комментировать этот суицидальный политический бред у меня нет. А вот эта фраза, действительно должна быть включена в азбуку дипломатии: «Киеву, конечно, отступать некуда. Количество жертв и разрушений заставляет добиваться военной победы, иначе в самом украинском обществе возникнет острый вопрос, за что заплачена такая катастрофическая цена». Универсальная фраза - заменяете одно слово - «Киев» на «Москва» и, действительно, встает вопрос не только в украинском обществе, но и в российском, в мировом сообществе этот вопрос большими буквами написан на лице всех без исключения политиков и дипломатов: «За что была заплачена такая катастрофическая цена?». А действительно, за что? Опуская за банальностью описания ужасов, ждущих Украину, если она не покорится (академик С. Глазьев эту тему исчерпал), обратим внимание лишь на два завершающих суждения. Первое о том, что Москва оказывается обозлена тем, что с ней, членом СБ ООН обращаются как с третьеразрядной страной. Но об этом мы уже сказал выше. Добавить можно лишь то, что как же тода должен быть «обозлен» Киев - столица страны - соучредителя этой организации таким, мягко говоря, не дипломатичным обращением с ней («не совсем, понимаете ли, страна, господин президент»). И заключительным пасажем о том, что «украинский кризис уже разрушил то, что после холодной войны считалось новой системой европейской безопасности. Если дипломатия сможет его остановить, это может стать первым шагом к настоящей новой системе». Что ж, если называть вещи своими именами, то не «украинский кризис» а российская внешняя политика «медведя в посудной лавке» рушит на наших глазах то, «что после холодной войны считалось новой системой европейской безопасности». И то, что в «настоящей новой системе», я очень надеюсь, не будет мест подобной дипломатии. Значение составляющих ее стран будет определяться не прошлыми заслугами, к которым нынешнее поколение ее политиков имеет, мягко говоря, весьма отдаленное отношение, и не наличием у них способности уничтожить цивилизацию и, простите, наглостью и не адекватным политическим поведением, а их экономикой, культурой, благополучием их граждан и соблюдением их законных прав Источник: Виктор Мироненко
Добавил: Alter Idea Дата: 2014-08-21 Раздел: Блог-пост