Меню

Минский протокол как рабское призвание

На днях был опубликован Минский протокол. Договоренности, которые были достигнуты между украинской стороной и представителями обеих самозваных республик, уже не вызывают ни удивления, ни возмущения, ни даже восхищения перед шедеврами дипломатической казуистики, позволяющие Москве легитимизировать свое военно-стратегическое присутствие на территории Украины. Киев оказался абсолютно бессильным перед взаимодополняющим давлением со стороны бывших и действующей мировых империй. Европа явно не желает понимать, что происходит в Донбассе, пытаясь всеми силами заморозить конфликт, точнее говоря, не позволить ему продвинуться на запад, в сторону границ благоденствующего ЕС. России же нужно получить неформальное согласие на геополитическое доминирование в постсоветском регионе. Иными словами, единственное, чего добилась Украина в Минске – закрепила за собой статус вечного колониального партнера, без права на внутреннюю и внешнюю легитимность. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.   Теперь о пресловутых 14 пунктах минского протокола. Во-первых, Россия выведена за рамки переговорного процесса. П.1 Минского соглашения говорит о двустороннем прекращении применения оружия, не уточняя при этом о каких военных сторонах идет речь. Конечно, в определенном смысле это позитив для Украины, - если нет субъекта, к которому нужно апеллировать, тогда ответчиком выступают все стороны, участвующие в переговорах. В то же время минский документ не гарантирует того, что эти стороны возьмут на себя какие-либо практические и юридические обязательства (собственно говоря, поэтому речь идет о Протоколе – с правовой точки зрения это чуть больше, нежели меморандум, но значительно меньше, чем договор). Во-вторых, проведение мониторинга о прекращении огня, как видно из опыта наблюдения за украино-российской границей и расследования крушения малазийского Боинга, представляет собой фикцию, удобную и европейским бюрократам, и российским нацистам. Первым нужно оправдать «распил» денег европейских налогоплательщиков и доказать продуктивность работы своей беспомощной структуры. Вторым – гарантировать выполнение западными партнерами своих правовых обязательств. Поэтому все будет продолжаться как и прежде, - с той только разницей, что никто из европейцев не сможет самостоятельно определить свое местоположение на украино-российской границе. Или россияне их вообще никуда не пустят. А нет наблюдения – нет и отчетности, а значит нет и нарушений со стороны эрефии, и войны тоже нет. А значит и дополнительно реагировать не надо. В-третьих, какая взаимосвязь между децентрализацией (см. п. 3 Протокола) и режимом прекращения огня? Децентрализация – это в принципе внутриполитический тренд украинской государственности, план действий на ближайшие лет 10. Хотелось бы, конечно, в это верить. Тогда причем тут тактический шаг по прекращению огня, обмен военнопленными и выкуп заложников (по другому они не освобождаются). Или речь идет о признании Киевом права Москвы на формирование внутриукраинской повестки дня? Если это так, тогда в ближайшее время следует ожидать уточняющие подробности такого рода «децентрализации». Первые ласточки уже пошли – «особые статусы» некоторых регионов Донбасса, языка, культурной политики. Потом пойдет налогообложение, социальная инфраструктура, образование, административное устройство и местная власть. Это ведь тоже аспекты децентрализации. Так что ждем-с «конструктивных» предложений Москвы. В-четвертых, п. 10, гласящий о необходимости «вывести незаконные вооруженные формирования, военную технику, а также боевиков и наемников с территории Украины». Начнем по порядку: незаконные вооруженные формирования – это что? Москва считает Национальную гвардию и добровольческие батальоны «незаконными». Тогда как армии ДНР и ЛНР для нее вполне легитимные структуры. У Киева, понятное дело, совершенно противоположная точка зрения. И основное – российская армия в любом случае представляет собой «законное» вооруженное формирование, незаконно находящиеся и воюющее на территории Украины. В итоге получается, что Л. Кучма подписал протокол о неформальном признании российско-украинской войны со стороны Киева и одновременно освободил Россию от каких-либо обязательств в будущем, в том числе и по отношению к так называемому «мировому сообществу». Никто русских нацистов судить не будет. И даже не собирается. И, в-пятых, Украина взяла на себя обязательства по экономическому восстановлению Донбасса, в том числе промышленной и социальной инфраструктуры региона. Получается, что второй президент аккуратно выводит Россию не только из политического и военного аспектов процесса урегулирования, но и экономически, а также инфраструктурно. У Москвы никаких обязательств, кроме как перед собой, по созданию империи в границах 1913 г. Украина в результает обеих раундов Минского геополитического феста оказалась в ситуации полного геополитического одиночества, наедине со своими внутренними проблемами и внешними вызовами. Без малейшего намека на вероятность правового разрешения уже международного конфликта. Мы просто очередной раз доказали всему миру: украинцы обречены оставаться колонией и рабами. Другого будущего у нас нет. 
Добавил: Alter Idea Дата: 2014-09-07 Раздел: Блог-пост