Меню

Зачем прилетал Грызлов в Киев

Визит нового спецпредставителя РФ по вопросам урегулирования конфликта на Донбассе Бориса Грызлова демонстрирует, что ни одна из сторон противостояния не заинтересована в продолжении конфликта, тем более в его замораживании. Для Кремля, сжатого экономическими санкциями и падающими ценами на нефть, принципиально важно минимизировать финансовые издержки для поддержания лелеемого статуса «великой державы», - все-таки экономические издержки войны на Донбассе и в Сирии дают о себе знать. А тут еще соседний Йемен, интегрирующаяся в ЕС Сербия (недаром же Рогозин грозил сербам «вторым Кельном» в случае сближения Белграда и Брюсселя). Для Украины ведение открытых боевых действий тоже невыгодно, - да, украинское общество резко настроено против Путина и кремлевского режима, но еще радикальнее растут настроения против коррупции и произвола силовиков в отношении атошников и патриотических организаций, против которых репрессивная машина государства развернулась в полный рост. К тому же если и возобновятся боевые действия по всей линии фронта, - а это вполне вероятно, - нужно будет военное положение на территории всей страны. И тогда никаких схем, контрабанды, коррупции и договоренностей с оккупантами. Так что состоянии «ни войны, ни мира» выгодна обоим противникам. Другое дело, что поддерживать такое положение становится все сложней и сложней вследствие возрастания и финансовых, и социальных издержек. Так что политическое урегулирование будет, но, разумеется, не по политическим причинам. В чем на самом деле главная проблема? Россия, начиная крымскую и особенно донецкую компанию, предполагала, что украинское государство не сможет адекватно ответить на предлагаемый имперский вызов. И государство действительно не смогло ответить, - в Украине его заменило общество, которое сумело обособиться от общего с Россией ценностного и политического пространства. Чего не скажешь об украинской элите, которое продолжает находится в имперском лоне, прекрасно при этом себя чувствуя. Так вот, проблема как раз состоит в том, что украинское государство в нынешнем архаичном, советском, коррупционном виде существует «вверху», на уровне элит, тогда как общество всеми силами и ресурсами пытается найти ему институциональную замену. Отсюда, кстати говоря, и репрессии со стороны украинских политиков и силовиков, - элита не может позволить абсорбировать саму себя, и таким образом допустить появление действительно независимого государства под названием «Украина». В этом ключе и следует рассматривать причины визита Грызлова в Киев, - единая «русская элита» намерена выстроить модель выживания и общественной ловушки, в которой она оказалась. И тут возникает вопрос цены, а также точек отсчета. Точки отсчета – это «исходники», которые принимаются и Кремлем, и Банковой. Например: Крым – российский, но обе стороны имитируют деятельность по удержанию и возвращению. Вторая возможная точка отсчета – это статус Донбасса, , что, в принципе, более сложно. Во-первых, речь идет только об оккупированной территории, поэтому как ее «совместить» с остальным Донбассом и Украиной в целом, - непонятно. «Конституционный статус» - в любом измерении – только этих территорий звучит абсурдно и несовместимо с политическим проектом украинского общества. Если же речь идет о конституционном устройстве всей Украины, то это означает и замораживание европейского проекта, постепенное вхождение в евразийское пространство и перманентную войну, уже без определения, где проходит украино-российская граница. Все по той же причине – политико-институционального конфликта между малроссийской элитой и украинским обществом. Вот как раз этого сценария, думается, и хотят избежать как Порошенко, так и Путин. Теперь об объекте переговоров. Понятно, что если есть субъекты переговоров, то должен быть и объект. Но проблема опять в том, что в обоих государствах у власти находятся бизнесмены, а не политики. Они не будут договариваться о правовых и институциональных факторах. Они будут договариваться об активах. А для этого Киеву необходимо так или иначе официально признать Крым российским, - иначе не будет, о чем договариваться и определить стоимость активов сложно. В конце-концов, если ставится вопрос о компенсации убытков, - инфраструктура, банки, предприятия, - то это означает, что Киев экономически признает российскость и Крыма, и Донбасса. Другое дело, как и в какой завуалированной форме обществу предоставят политическое признание факта внешнего управления и системной зависимости тех, кто патается нами управлять. Так что торги будут. Пока будет существовать фабрика в Липецке. Пока не прекратятся любые экономические и политические контакты с оккупантом. Пока Украина не научиться соблюдать собственные законы и не допускать появления на своей территории одного из «столпов» российского режима и фигуранта санкционных списков. То есть после того, как научиться проводить свою политику, навязывать свои национальные интересы, а не быть объектом геополитической игры «русской» элиты.
Добавил: Alter Idea Дата: 2016-01-12 Раздел: Блог-пост
в начало