Меню

Австро-Венгрия и рациональная бюрократия

Австро-Венгерская империя перестала существовать в 1918 году. Однако немецкие учёные Саша Беккер и Лудгар Воссман обнаружили, что и спустя сто лет бюрократия на территориях бывшей Австро-Венгрии более исполнительная и менее коррупционная, а люди больше доверяют судам и полиции, чем соседи через границу бывшей империи. Alter Idea Немецкие учёные в начале свой работы ссылаются на американскую нобелевского лауреата Элинор Остром, которая в своих работах доказала, что доверие к государственным институтам и верховенству закона накапливается в течение долгого времени при подтверждении повторным положительным опытом. «Неудавшиеся государства» по всему миру являются свидетельствами того, насколько трудно создать хорошо функционирующие и пользующиеся доверием институты», – писала она. У империй, правивших в течение многих столетий, было достаточно времени для установления официальных и неофициальных институтов, которые сохранились до настоящего момента. «Говоря о Восточной Европе, можно предположить, что институты Габсбургской Империи были лучше Османских или Российских. Историки характеризуют габсбургское чиновничество как «честное, весьма трудолюбивое и в большинстве своём великодушное», а также уважаемое населением», – пишут немки.
«В недавней статье, совместно с Кэтрин Бэкх и Кристой Хэйнз (специалистами по истории и экономике Восточной Европы), мы пришли к выводу, что благодаря такому отношению была создана вера граждан в честность правительственных учреждений, что в дальнейшем отразилось на функционировании взаимодействия граждан и государства, особенно на локальном уровне. Официальные институты империи прекратили своё существование после её краха по окончанию Первой мировой войны, раздробившей её на отдельные государства, пережившие с тех пор несколько волн институционных изменений», – говорится в их исследовании. Таким образом, перед немецкими учёными стояла задача выяснить, сохранились ли различия в доверии и коррупции на территориях, которые в прошлом принадлежали Австро-Венгрии.
«Чтобы проверить, сохранились ли культурные нормы, зародившиеся в Габсбургской Империи, сегодня, мы воспользовались небольшим набором данных опроса «Life in Transition Survey», проведённого в 2006 году. Он показывал степень доверия и коррупции в восточноевропейских странах», – пишут учёные. Они сосредоточились на 17 странах Центральной, Восточной и Южной Европы, среди которых были государства-преемники Габсбургской Империи и государства, граничащие с ними. Сравнительная модель охватывала большой набор факторов – образование, религия, язык, уровень благосостояния, светскость и т.п. Бывшая габсбургская граница пересекает пять современных стран – Польшу, Украину, Румынию, Сербию и Черногорию (см. карту выше). Общества этих стран, бывшие по разные стороны прежней габсбургской границы, на сегодняшний момент имеют собственную государственность на протяжении 3-4 поколений. Немецкие учёные для большей верификации данных сузили географию эксперимента до территорий, расположенных в 200 км друг из друга по обе стороны от бывшей габсбургской границы. Полученные немецкими учёными результаты говорят о том, что Габсбургская Империя и спустя почти сто лет просматривается сегодня в культурных нормах и взаимодействии людей с государственными институтами.
«Сравнивая граждан по обе стороны от давно исчезнувшей габсбургской границы, можно видеть, что у людей, проживающих в регионах бывших территорией Габсбургской Империи, больше доверия к судам и полиции. Эта разница в доверии также преобразовывается в «материальные» различия в размерах взяток, которые даются местным государственным службам», – пишут учёные.
Ряд их выводов можно представить тезисно:
  • Габсбургский эффект не зависит напрямую от продолжительности австро-венгерского влияния, сообразно моделям, которые предсказывают постоянные эффекты от ограниченного воздействия. Другими словами, современная чешская бюрократия, чья страна была в составе империи больше трёхсот лет, не намного лучше, чем бюрократия украинской Буковины, пребывавшей в Австро-Венгрии менее пятидесяти лет.
  • Если воздействие габсбургского порядка на современных бюрократов Восточной и Центральной Европы было велико, то его влияние на доверие к нынешним президентам (премьер-министрам) и парламенту не просматривалось. И это стало ключевым моментом их исследования.
  • Фирмы на габсбургской стороне бывшей границы в той же самой стране больше доверяют судам, чем их соседи.
  • Габсбургский эффект (как назвали его немецкие учёные) на распространялся на доверие граждан по отношению друг к другу и их членство в гражданских организациях. «Габсбургский эффект не затрагивает уровень доверия и социальный капитал в целом, а оказывает влияние именно на взаимодействие граждан с местными органами государственной власти», – поясняют исследователи.
Немецкие учёные Саша Беккер и Лудгар Воссман делают несколько выводов из своего исследования:
  • Официальные институты прошлого могут являться причиной остаточных эффектов, отражающихся в культурных нормах даже после того, как несколько поколений сформировались при другой власти. Спустя почти столетие после своей гибели, Габсбургская Империя живёт в людях в пределах её бывших границ – в их взаимодействии с местными государственными органами и в отношении к ним.
  • Люди, живущие на бывшей габсбургской территории, обладают более высоким уровнем доверия к судам и полиции. Они также с меньшей вероятностью дадут взятку представителям власти. С такой же высокой долей вероятности и бюрократия не будет требовать взятку с граждан.
Зная результаты исследования немецких учёных, теперь мы можем наглядно представить себе разницу в менталитетах тех же двух Украин – бывшей в составе Австро-Венгрии (Галиция и Буковина) и находившейся в составе Российской империи.
Можно предположить, что это относится и к Прибалтике, хоть и входившей в состав Российской империи почти 150-200 лет, но управление в которой в основном осуществляли немцы. Это «немецкое наследие» ни Россия, ни СССР так и не сумели стереть.
Не сумел стереть самосознание своей бюрократии и СССР. В царской России на протяжении столетий работа чиновником официально предполагало его «кормление» – т.е. узаконенное взяточничество и особые коммерческие отношения между (в основном) бюрократией и предпринимателями. Как разорвать в России этот порочный круг «исторической памяти» в масштабах всей страны – пока не ясно.
Добавил: Alter Idea Дата: 2014-01-15 Раздел: Госстрой
socialfacebooktwitterpinterest