Меню

Что представляет собой экономика Л/ДНР

В марте 2014-го от сторонников «русской весны» в ответ на то, как они собрались жить в «республике», которая будет отрезана от Украины и с которой ни одна цивилизованная страна не захочет иметь никаких дел, можно было услышать примерно следующее: «Почему ты такой пессимист? Все будет хорошо!». Прошло два года — хорошо не стало. Хотя многие из тех, кто продолжает поддерживать «ДНР» и «ЛНР», сейчас говорят, что у них, мол, на самом деле все хорошо. Или: «У нас все только начинается!». Что может начинаться у территории, которая не может экономически — уж такова география — нормально существовать без тесных и законных связей с Украиной, сказать сложно. Признавать свою несостоятельность и роль военной колонии, служащей интересам Кремля, там не спешат. Впрочем, о ком именно идет речь? Сегодня в «ДЛНР» можно выделить такие социальные слои: — «власти», — «ополченцы», — российские военные, — обычный народ. Говоря в общем, первые две категории «нашли себя» и вряд ли что-то будут признавать. С третьими все понятно. А вот обычный народ, что бы там ни говорили, далеко не единодушен в поддержке «республик». Активные приверженцы сепаратизма — в основном пенсионеры, которые уже вряд ли захотят что-то переосмысливать. Правда, мало кто из них выступает за независимость в чистом виде, больше — за «самостоятельность под крылом России» или непосредственное присоединение к РФ. Та, в свою очередь, брать к себе прирученные районы не собирается, а что касается «крыла», то  финансовую поддержку «ДНР» и «ЛНР» Кремль еще в прошлом году основательно сократил. И это произошло отнюдь не потому, что «республики» начали себя окупать. Они по-прежнему живут на российские «завозы», доходы от нелегальной внешней торговли, а также на сборы с оставшегося крупного, среднего и мелкого бизнеса. При учете того, что крупные предприятия (те, которые пока функционируют) работают, как правило, на неполные мощности и терпят убытки. А для многих из них, продолжающих платить налоги Украине, это усугубляется еще и необходимостью отчислять энный процент в «республиканскую» казну. Например, близкий к руководству Донецкого металлургического завода («Донецксталь», собственник — российский бизнесмен Виктор Нусенкис), рассказывает, что убытки предприятия ежемесячно составляют $5 млн, продолжаются массовые увольнения и сокращения, средняя зарплата упала практически вдвое, многих переводят на график с одним выходом в неделю. Единственное, по сути, на чем в последнее время зарабатывал завод, — это продажа чугуна в Польшу через Украину. Из двух доменных печей, на которых держится предприятие, работает только одна, а при возможном железнодорожном коллапсе перестанет функционировать и она. По этой причине в июне на Донбассе была фактически приостановлена работа не только ДМЗ, но и ряда других системообразующих заводов — таких, как Алчевский металлургический и Авдеевский коксохимический. За 2015–2016 годы украинские предприятия, находящиеся на неподконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей, заплатили налогов в размере 5,7 млрд грн и предоставили валютную выручку в сумме $1071,15 млн. В конце июня власти «ДНР» объявили о «национализации» всей собственности Украины на территории «республики», включая крупные предприятия, работающие в украинском правовом поле. Однако за неделю до этого глава боевиков Захарченко заявил, что крупные предприятия пока что «национализировать» не будут, потому что «ДНР» не сможет сбывать их продукцию. К слову, еще весной сепаратистские боевики приняли решение о «национализации» всех рынков, заявив, что полученную прибыль будут использовать «для улучшения инфраструктуры». Во внешней торговле стратегический партнер «республик» — как ни странно, Украина. Речь идет, разумеется, об угле. По некоторым оценкам, ежемесячный оборот этой торговли составляет около 400 млн грн, а ее конечный выгодополучатель, помимо боевиков, — ближайшее окружение Януковича. Недавно в сети появилось видео, где украинский министр энергетики и угольной промышленности Насалик обсуждает с одним из представителей «ДНР» поставки угля с оккупированных районов. Позже чиновник оправдался: мол, это было в 2015 году, а он тогда был просто нардепом и отправился к боевикам под видом журналиста, чтобы спасти украинского военнопленного. Правда, зачем при этом нужно было обсуждать поставки угля, Насалик не объяснил. А недавно экс-глава Донецкой облгосадминистрации Александр Кихтенко заявил о существованиизасекреченного списка украинских предприятий, которым разрешено ввозить и вывозить товары на оккупированные территории... Потеря рабочих мест на территориях, контролируемых «ДНР» и «ЛНР», оценивается в 50–80%, а уровень безработицы — почти 20%. Основные поставщики гуманитарной помощи — Ахметов и Россия. Последняя направляет в основном консервы и крупы. Но многие дончане говорят, что российской гуманитарки в своем городе еще ни разу не видели. Большинство местных супермаркетов, ресторанов, кафе и торговых центров контролируют «оплотовцы». Главная структура, которую «отжал» Захарченко, — сеть универсамов «АТБ», ныне переименованная в «Первый республиканский супермаркет». Большой проблемой для районов, контролируемых «ДЛНР», может стать полное выведение из строя инфраструктуры украинских мобильных операторов «Vodafone» и «Lifecell» («Киевстар» отключил там связь еще в прошлом году). Техподдержка сети «Vodafone» на оккупированных территориях сейчас не осуществляется. В рабочем состоянии остались около 60 станций. Если какая-то приходит в негодность, ее никто не восстанавливает. Таким образом, одна может умирать за другой и сеть полностью исчезнет. От инфраструктуры «Lifecell» в неподконтрольных районах осталось немного. В том году заработал местный оператор «Феникс», но заменить украинскую мобильную связь он, естественно, не сможет. Российские сети едва ли придут на помощь из-за страха перед санкциями — по этой причине они не присутствуют даже в Крыму. ЛДНР1 ЛДНР9 ЛДНР1 лднр13 лднр12 лднр10 лднр8 лднр2 лднр3 лднр7 лднр4 лднр5 лднр6 Источник
Добавил: Alter Idea Дата: 2016-08-02 Раздел: Инфографика