Меню

Ультиматум от оппозиции. Что дальше?

Время бессмысленного противостояния закончилось. Как закончилось и время для компромиссов. Бойня на Грушевского 19 января только подтвердила две очевидные истины. Первая – ни Янукович, ни оппозиция не готовы вести переговоры или, по крайней мере, договориться о возможности таковых.

И в этом отношении силовой сценарий, сопровожденный противостоянием между радикально настроенной частью общества и внутренними войсками, оказался единственно верным в условиях обостренного понимания необходимости смены советской украинской политической системы. Истина вторая – власть имеет четкий план действий, и намеченного сценария отступать не намерена. Попытка В.Кличко по горячим следам переубедить президента отказаться от своих намерений и дальше запихивать общество в тюремную камеру оказалась провальной.

Виктор Янукович, судя по словам лидера УДАРа, просто сделал вид, что не услышал парламентера. Что, собственно говоря, и следовало ожидать. В то же время оппозиция, а точнее говоря, тройка лидеров такого плана действий не имеет, ориентируясь в большей мере на собственный опыт проведения тактических PR-акций, чем на общественные требования сформировать четкую политическую, она же идеологическая, позицию. Никто не хочет брать на себя политическую ответственность. А отсутствие политических действий порождает активность улицы, чему свидетельство – позиционные бои на Грушевского.

Теперь несколько слов об ультиматуме, который был выдвинут оппозиционной тройкой утром 20 января. Выставленные требования на первый взгляд показались вполне рациональными. Однако они требуют некоторого уточнения. Пройдемся по пунктам.

  1. Немедленные досрочные выборы Президента и парламента. А что дальше? Понятно, что экономическое и политическое господство донецкой команды всех «достало», однако если в отставку уходит и пправительство, и сам Янукович, то каков в таком случае предмет переговоров? Если Кабмин подает в отставку, то автоматически речь идет и о парламентских выборах. В этом случае возникает необходимость установить новые избирательные правила как для парламентских, так и президентских выборов. Простые изменения к закону о выборах Президента, как во втором пункте своих требований предлагает оппозиция (отмене порядка, по которому три члена участковой комиссии могут подписать протокол и он становится легитимным) и переформатирование ЦИК, — это всего лишь некоторые необходимые юридические формальности, но не сам предмет переговоров. Проблема ведь не в персоналии президента и даже не в политическом институте президента каик таковом. Вопрос системы: позволит ли она провести объективные, открытые, демократические, а в нашем случае еще и мирные выборы, без излишнего силового давления. К тому же проблема объективности упирается в вопрос делегитимизации всей системы власти. А отсюда – стратегическое требование получения новой легитимности. Старые правила, установленные персоналистским режимом Януковича, не принесут желаемого результата. Больше того, в условиях ов общественного противостояния украинское общество столкнется с той же ситуацией, какая сложилась в начале 2010 года. Президент получает свои законные 48% избирательных голосов, в качестве апгрейта минус два процента легитимности, и в лучшем случае ситуация консервируется (что мало вероятно – радикально настроенная молодежь, включая Правый выбор, явно настроена идти до кона, а потому «разогрев» общественного мнения гарантиров на 100 процентов). В худшем – речь идет о гражданской войне, о чем упоминал Кличко после встречи с Виктором Федоровичем. Получается, для того, чтобы не допустить негативного силового сценария, именно парламент должен установить что новые легитимные правила,  уйти на перевыборы вместе с парламентом и тем самым запустить переговорный механизм о выборах главы государства. Но как это сделать, если государства нет, а есть всего лишь «вертикаль власти», замкнутая на персональной воле одного человека, пока неизвестно.
  2. Внесение Изменения к закона о выборах по пунктам, указанных выше. Требования оппозиции явно заточены на президентскую компанию. Это приоритет по сравнению с парламентскими выборами. И даже отставки Кабмина. Допустим, этот сценарий удастся реализовать, минуя все риски. Парламент таким образом сохраняет свою легитимность, но будет ли он работать «под» новым президентом? И не возникнет опасность противостояния между народными избранниками и новой администрацией? При действующей модели власти ситуация политической конкуренции, которую мы наблюдали в 2008-2010 годах, уже не повторится. Политический саботаж будет дополнен экономическим и административным саботажем на местах. Это означает, что ни одно решение, ни один законопроект, ни одну реформу (даже в идеальную) провести не удастся. Проще говоря, изменять сам закон о выборах никто не собирается. Политический интерес состоит лишь в том, как избирать Президента, но не каким должен быть новый Президент Украины.
  3. Отставка Кабмина Азарова и формирования переходного правительства. Смена Генпрокурора и спикера ВР. Те же грабли – наступай заново. Кабмин рассматривается исключительно как силовой инструмент Президента, но не как институциальное следствие парламентских выборов. Создается впечатление, что систему никто менять не собирается. Получается, что оппозиции нужно изменение только политического режима. Логика проста: уход персоналии, — в данном случае речь идет о Януковиче и Азарове, — решает все возможные проблемы. Частично с этим можно согласиться. Однако что делать потом? Донецкие, каковы бы они ни были, сразу заявили: мы строим новую страну. Тогда, четыре года назад, практически никто не воспринял их слова. Какова может быть идеология у Партии регионов? Но они упорно, не обращая внимание на гражданские протесты, продолжа ли «строить свою страну». Не государство, по политическим принципам и на основе других принципов, суть которых сейчас не обсуждается. А что же предлагает оппозиция, кроме персоналистского переформатирования властной конструкции? Какое государство? Или все сохранится как есть? Тогда это дежа вю 2004 года. Тогда режим изменился, но система осталась. Последствия этой стратегической ошибки мы наблюдаем сегодня. А наступать на прогнившие грабли 10-летней давности, извините, надоело.
  4. Наказание Захарченко не только отставкой. Вопрос другой: пока продолжается бойня на Грушеского, пока по обе стороны баррикад остается достаточно большое количество людей никто даже разговаривать не будет, не то что вести переговоры. Иначе говоря, ни оппозиция, ни власть не в состоянии, да и не располагают достаточными ресурсами для того, чтобы, по крайней мере, контролировать своих людей и собственные структуры. Ситуация вышла из-под контроля у всех, и в этих условиях говорить о переговорах, а тем более искать повестку дня для обсуждения путей выхода из политического кризиса не имеет смысла. Особенно если одна сторона заявляет о том, что любые требования, включая перевыборы любого уровня, проводится не будут, а вторая намерена (опять же – не имея в своем подчинении достаточных ресурсов) формировать параллельные структуры власти. То есть страна одна, государства – два. Ничего не напоминает?
  5. Отмена всех скандальных законов и полная амнистия всех участников революционного противостояния. Абсолютно технический вопрос, который сводится лишь к одному: оппозиция сказала то, что должна была сказать. Но не более. Открытым остается тот же вопрос – кто будет отменять диктаторские законы 16 января? Сохраняя полностью легитимность действующего состава Верховной Рады, оппозиция тем самым – вольно или невольно – косвенно сохраняет легитимность Януковича.

Поэтому нужны тотальные перевыборы всех – парламента, президента, правительства плюс отставка всех глав силовых силовых структур. И перевыборы по принципиально новым, действительно европейским, правилам. Иначе Украинская Революция захлебнется в собственной бесцельности.

Добавил: Alter Idea Дата: 2014-01-20 Раздел: Блог-пост