Меню

Партнер без будущего. Или страна?

«Партнеры для будущего» — гласят рекламные щиты «Газпрома», установленные вдоль главных дорог Белграда; кириллический текст напечатан на фоне яркого изображения соединенных российского и сербского флагов. Эта реклама должна была приветствовать усиление энергетических связей между двумя славянскими нациями. Однако для сербского правительства, разочарованного тем, что президент России Владимир Путин в понедельник отменил гигантский проект по строительству газопровода «Южный поток», это сообщение служит болезненным напоминанием о том, что могло бы быть. Александр Вучич, премьер-министр Сербии с 2013 г., пытался балансировать между растущим стремлением присоединиться к ЕС и желанием привлекать российские инвестиции в проблемную экономику Сербии. После заявления президента Путина эта стратегия, похоже, по большей части потерпела крах. Вместо этого ему остается взвешивать все обстоятельства, так как Сербия оказалась зажата между Россией и Западом, конкурирующими за влияние в Центральной и Восточной Европе. Государственная газовая компания «Газпром» была в первых рядах в осуществлении московских усилий по распространению своего влияния на Балканы — регион, обремененный экономическими и политическими трудностями. В 2008 г. Белград и Москва договорились, что трубопровод «Южный поток» стоимостью $ 50 млрд пройдет по территории Сербии. В свою очередь Белград продал «Газпрому» контрольный пакет нефтегазовой компании NIS за € 400 млн. Сербия импортирует большую часть газа из России. Шесть недель назад Путин говорил, что строительство сербской части «Южного потока» обеспечит стране $ 2,5 млрд инвестиций, а также плату за транзит. Однако притом что принадлежащая «Газпрому» доля NIS сейчас стоит свыше € 630 млн, трубопровод, которого с таким нетерпением ожидали, построен не будет, в связи с чем сербское правительство чувствует себя обманутым. «Сербия инвестировала в этот проект семь лет, а сейчас она должна расплачиваться за столкновение между великими [державами]», — сказал вчера Вучич. Москва списала «Южный поток», несмотря на агитационные усилия со стороны Вучича и президента Сербии То­ми­сла­ва Николича. После того как Россия аннексировала Крым, Путин столкнулся с международной изоляцией. Несмотря на это во время недавнего визита в сербскую столицу его принимали с военными почестями. Тем не менее Белград узнал, что Москва свернула «Южный поток», только из сообщений СМИ — заблаговременно Сербию об этом не предупредили. Этот трубопровод был самым заманчивым предложением Кремля, однако не единственной его инвестицией. Планируется, что государственные «Россий­ские же­лезные дороги» проведут реконструкцию изношенной инфраструктуры Сербии в рамках проекта на $ 800 млн, к тому же Белград надеется продать России некоторые из 500 предприятий, которые он хочет приватизировать в следующем году. Относительно того, подтолкнет ли закрытие «Южного потока» Сербию к сближению с ЕС, мнения разделились. Россия близка многим сербам благодаря общим религии и кириллической азбуке, тесным культурным связям, а также тому, что Москва изначально выступала против признания Косово, преимущественно исламского государства, отколовшегося от Сербии в 2008 г.
На фоне инвестиций и торговли, осуществляемых Европой на Балканах, российские инвестиции и торговля с Россией незначительны. Доля ЕС в сербской торговле составляет 63 %, России — 10 %
Белград воздержался во время голосования в ООН, осуждавшего аннексию Крыма. Западные лидеры, включая канцлера Германии Ангелу Меркель, в последние несколько недель выражали обеспокоенность, что амбиции Путина по утверждению влияния России выходят за рамки Украины и простираются на западные Балканы. По словам Джуди Демпси из аналитического центра Carnegie Europe, Москва также хочет подорвать влияние ЕС в Боснии и Герцеговине и Черногории — что может нарушить хрупкую безопасность в регионе. «Это стратегия причинения неудобств. Ее цель — осложнить жизнь ЕС в этом регионе», — говорит Демпси. Доля России в структуре торгов­ли и  ин­вес­ти­ций, осуществляемых на Бал­канах, незначительна по сравнению с Евросоюзом. ЕС в сербской торговле занимает 63 %, Россия — 10 %. Итальянский автопроизводитель Fiat открыл здесь в 2001 г. большой завод, и продажа транспортных средств в Западную Европу составляет самую значительную часть сербского экспорта. Главные предметы экспорта в Россию — яблоки и нейлоновые колготки. Однако чиновники в Белграде также недовольны тем, что противостояние России со стороны ЕС поспособствовало закрытию «Южного потока»; они не поддавались призывам присоединиться к санкциям против России. Хотя сербские чиновники настаивают, что членство в ЕС является приоритетом, они по‑прежнему очень нуждаются в российском газе и инвестициях. «Наша стратегическая цель — присоединение к ЕС, — сказал в пятницу министр внутренних дел Сербии Небойша Стефанович. — Однако у нас исторические связи с Россией — мы зависим от российских энергоресурсов». Во вторник Вучич питал надежду, что «Южный поток» все еще можно спасти. Похоже, согласование требований Востока и Запада теперь станет главной проблемой премьер-министра. Источник: Капитал
Добавил: Alter Idea Дата: 2014-12-05 Раздел: Блог-пост