Меню

Как it-технологии могут изменить систему образования

Переехав на историческую родину  – его родители жили в Западной Украине до эмиграции в США  – Ганкевич познакомился с коллегами по рынку. Тарас Кицмей и Олег Денис из SoftServe, Алексей Скрипник из Eleks, Андрей Павлив и Дмитрий Косарев из N-iX нередко обсуждали, что в Украине столько программистов, что можно создать свою Кремниевую долину. Но от разговоров к делу коллеги перешли только в 2008‑м, когда городские власти в рамках реализации стратегии конкурентоспособности Львова предложили им объединиться и создать IT‑кластер. Его основное предназначение  – продвижение индустрии, помощь в решении бизнес‑задач, взаимодействие с госорганами. Идея пришлась по душе бизнесменам, и в 2009 году появился «Львовский кластер информационных технологий и бизнес‑услуг» (Lviv IT‑BPO Cluster).

Андрей Ганкевич, совладелец компании Lohika, никогда не забудет 11 сентября 2001 года. Под руинами башен‑близнецов погибли несколько сотрудников его компании First Venture Technologies. После трагедии Ганкевич понял, что больше не может оставаться в Нью‑Йорке  – нужно сменить обстановку. Как раз в это время к нему обратились знакомые из Кремниевой долины и предложили возглавить аутсорсинговую фирму Lohika во Львове.

Переехав на историческую родину  – его родители жили в Западной Украине до эмиграции в США  – Ганкевич познакомился с коллегами по рынку. Тарас Кицмей и Олег Денис из SoftServe, Алексей Скрипник из Eleks, Андрей Павлив и Дмитрий Косарев из N-iX нередко обсуждали, что в Украине столько программистов, что можно создать свою Кремниевую долину. Но от разговоров к делу коллеги перешли только в 2008‑м, когда городские власти в рамках реализации стратегии конкурентоспособности Львова предложили им объединиться и создать IT‑кластер. Его основное предназначение  – продвижение индустрии, помощь в решении бизнес‑задач, взаимодействие с госорганами. Идея пришлась по душе бизнесменам, и в 2009 году появился «Львовский кластер информационных технологий и бизнес‑услуг» (Lviv IT‑BPO Cluster).

В этом году, по сравнению с прошлым, бюджет кластера увеличился втрое  – до $150 000. К IT‑BPO присоединились DataArt, Sigma Software, Envion Software, Synergy Way, Remit и др. За членство в IT‑BPO компании ежегодно платят от $900 до $10 500, в зависимости от числа сотрудников. Что взамен получает бизнес? «Мы можем принимать участие в различных мероприятиях и программе лояльности IT‑BPO Club, которая объединяет более 100 партнеров. Но для нас как компании основное  – это причастность к ІТ‑среде города»,  – поясняет Валерий Волков, глава львовского центра разработки DataArt. В этом году впервые прошла конференция Lviv IT Arena. Участники кластера провели LvivIT Roadshow  – серию мастер‑классов в других городах.

Со временем возник спрос нетолько на программистов, но и на управленцев IT‑компаний. В результате во Львовской бизнес‑школе появилась отдельная программа  – MSc in Technology Management.

Но главное достижение кластера  – IT‑специалисты потянулись во Львов. «За 2014‑й общее число айтишников в городе выросло более чем на 2000 человек: 1000 за счет образовательных проектов IT‑ВРО и еще 1000  – благодаря миграции из восточных регионов и Крыма»,  – рассказывает Веселовский. Что это дало городу?

Во‑первых, рост платежеспособного населения. Средняя зарплата во Львовской области, по данным Госстата,  – 3000 гривен. IT‑специалисты получают $2000–2500. Во‑вторых, несколько компаний из Харькова перенесли свои офисы разработки во Львов, а значит, увеличилось количество рабочих мест и налоговых отчислений. В‑третьих, город приобрел славу IT‑столицы Украины, и местные власти рассчитывают, что сюда потянутся иностранные инвесторы.

Проблема качества IT‑образования актуальна не только для Львова, но и для всей Украины. Кадров не хватает, чтобы выполнять все заказы. И клиенты отдают их главному IT‑конкуренту Украины  – Индии. Чтобы сохранить позиции страны на международном рынке, в начале года совладелец аутсорсинговой компании Ciklum датчанин Торбен Майгаард инициировал создание фонда BrainBasket. Цель проекта амбициозная  – к 2020 году увеличить количество айтишников в Украине вдвое, до 100 000 человек. «Мы хотим сделать IT‑образование доступным и качественным»,  – говорит Юрий Логуш, президент Киевской школы экономики и глава наблюдательного совета BrainBasket.

Директором фонда стал бывший операционный директор Ciklum Роман Хмиль. По его словам, цель организации  – изменить всю систему образования. В планах BrainBasket  – развивать систему частных школ, техникумов и вузов, запустить коммерческие программы при государственных образовательных учреждениях, ввести стипендии и гранты.

Но пока начали с малого. Первым делом помогли КНУ имени Тараса Шевченко купить современное оборудование для нового факультета информационных технологий. Летом BrainBasket профинансировал поездку школьников 10–11 классов на олимпиаду по математике в ЮАР.

В ноябре начал работать проект Coding for Future  – обучение программированию пострадавших в зоне АТО и их дальнейшее трудоустройство. В первые три дня после объявления конкурса фонд получил 600 заявок. На момент выхода журнала Хмиль еще договаривался с компаниями, в чьих тренинговых центрах будут проходить обучение первые 50 человек. Их отобрали из тех, кто подал заявку, по трем критериям: техническое образование, знание английского и желание учиться. Первую группу компании будут обучать за свой счет. А чтобы учить остальных желающих, в том числе и тех, у кого нет технического образования, BrainBasket будет собирать средства. «Нам нужно $50 000–100 000, чтобы подготовить 1000 и более человек»,  – поясняет Хмиль.

Деньги собираются медленно. Пока больше половины из $150 000 на развитие фонда в целом выделил сам Майгаард, у которого работают свыше 2000 сотрудников. «Для меня это инвестиция в будущее страны. Если удастся сделать так, что появится несколько тысяч счастливых семей, чья жизнь изменилась благодаря BrainBasket, это однозначно стоит вложенных денег»,  – поясняет свое решение бизнесмен. Остальное фонду удалось собрать с помощью небольших игроков рынка. «Кроме того, мы ведем переговоры с международными организациями  – ЕBRD и Всемирным банком. Но процесс может затянуться на год‑полтора»,  – подчеркивает Хмиль.

Логуш, в свою очередь, полагает, что деньги будут собираться медленно, поскольку фонд создан недавно, и добавляет: «Думаю, что мы сможем осуществить много хороших изменений». Майгаард, наоборот, с осторожностью дает прогнозы относительно успеха фонда. «Я вижу, что многие хотят построить новую Украину, но в краткосрочной перспективе не стоит ждать больших перемен,  – отмечает совладелец Ciklum.  – Даже такому проекту, как BrainBasket, необходимо минимум два года, чтобы количество программистов увеличилось и отчисления c их зарплат в бюджет начали расти».

В экспертный и наблюдательный советы фонда входит целый ряд известных украинских бизнесменов, чиновников и преподавателей, в частности, министр образования Сергей Квит, венчурный инвестор Евгений Сысоев, СЕО Terrasoft Катерина Костерева и др. «Я верю в IТ‑сектор Украины и в то, что он может стать локомотивом развития отечественной экономики,  – говорит Сысоев.  – А образование дает фундамент и ресурсы для развития отрасли». Аналогичная позиция и у Алекса Луцкого, СЕО Innovecs: «Я присоединился к фонду, чтобы совместными усилиями сделать Украину конкурентоспособной на мировом IT‑рынке и сохранить ее статус надежного партнера, который предоставляет качественные услуги». Кстати, львовский кластер тоже подключился к работе BrainBasket: Веселовский вошел в экспертный совет и часть проектов будет передана Киеву по франшизе.

Если фонду удастся достичь цели  – подготовить 100000 айтишников, то украинский рынок IT‑аутсорсинга может вырасти с $2 млрд до $10 млрд. в год, подсчитал Майгаард. Половина этих денег за счет разных налоговых отчислений будет оседать в бюджете страны.

Высшее образование в Германии

Германия недаром считается промышленным центром Евросоюза и индустриальным двигателем Европы. Посудите сами: вся система образования ориентирована на получение прежде всего технических специальностей и профессий, востребованных для работы на промышленных предприятий. В этом отношении она очень напоминает украинскую модель образования, где технические вузы играют не последнюю роль в формировании молодой когорты профессионалов.

Только в отличие от украинского аналога высшее образование в Германии более рационально и отвечает потребностям современной экономики. Что поделать, немецкий порядок прослеживает во всем.

Рассмотрим вкратце, как устроено немецкое образование.

Первый этап образования – это начальная школа, которая предполагает 4 года обязательного обучения. Фактически речь идет о подготовке к учебе, получении элементарных знаний об окружающем мире, правилам поведения в обществе, а также определении начальной «специализации» ребенка. Что ближе, - гуманитарные или технические науки? – становится понятным ко времени, когда ученику исполняется 10лет.

После такого определения дети переходят в общеобразовательную школу (Hauptschule), где происходит закрепление тех навыков и способностей, которые даны от природы.

Основной этап обучения длится в Realschule – реальной школе, это 5-10 классы. Здесь дети получают аттестат о неполном среднем образовании и окончательно определяются с рабочим «профилем» своей взрослой жизни.

После окончания  Realschule перед молодым человеком возникает проблема первого выбора. Что лучше: поступить в Berufsschule, есть аналог ПТУ, или продолжить образование, а затем, после сдачи выпускных экзаменов, без про блеем поступить в ВУЗ? Известно, что только четверть учеников выбирают возможность дальнейшей учебы и, думается, они поступают верно.

Кстати говоря, высшее образование в Германии в основном сконцентрировано в государственных ВУЗах - 383 высших учебных заведений только 69 – частные.

Для того, чтобы учиться в германском ВУЗе, необходимо знание немецкого или английского языков. Кроме того, если будущий студент поступает на медицинский или гуманитарный факультет, то в качестве дополнительного требования выставляется знание французского или латинского языков.

На выбор учащихся 400 специальностей в 4 типах ВУЗов:

- Высшие технические школы; - Университеты общего профиля; - Специальные ВУЗы; - Технические университеты.

Отличительная особенность университетов – это возможность защитить докторскую  диссертацию. В остальном особого отличия «высших школ» и «университетов» уже нет. Знания прежде всего.

Процесс самого обучения происходит в два этапа. Первый – базовый, после окончания которого сдаются промежуточные экзамены

Далее = еглубленный цикл, который длится 2-3 года в зависимости от выбранной профессии. Основное внимание уделяется практическим знаниям в технических учебных заведениях и теории – гуманитарный профиль.

Различаются и документы о высшем образовании. Диплом получают «технари». С Тим и) документом можно устроиться в любую компанию, занимающуюся производством. «Гуманитарии», в свою очередь, становятся магистрами и получают место в ВУЗе (НИИ, лаборатории). Правда, и те, и другие сдают госэкзамены, если уходят работать на предприятие, контролируемое государством.

Добавил: Alter Idea Дата: 2014-12-21 Раздел: Блог-пост