Меню

Мюнхен и Пустота

Восемьдесят лет назад в Мюнхене французские и британские политики передали Чехословакию Адольфу Гитлеру. Немецкий вождь, воспользовавшись европейской добродетелью, развязал Вторую мировую войну, будучи уверенным в своей безнаказанности. Двадцать пять лет спустя немецкий ветеран этой войны основал в Мюнхене конференцию, которая была ориентирована то, чтобы Мюнхенский и подобный ему сговоры никогда больше не повторилась. Этот ветеран, Эвальд фон Кляйст, происходил из выдающейся прусской военной семьи; он служил офицером в вермахте, выступал против Гитлера и активно участвовал в заговоре против него. Его отправили в концлагерь, и каким-то чудом ему удалось избежать казни. Мюнхенская конференция 2018 Конференция изначально называлась Wehrkunde («Военное Дело»),  с 1963 года она почти каждый год проводилась в Мюнхене. Сюда съезжаются почти 700 политиков первой категории, бизнесмены, ученые и военные. Одновременно это и шанс заявить о себе более молодым политическим дарованиям, однако им вдобавок придется буквально пробиваться сквозь толпу старых интриганов и искушенных бюрократов. Вокруг отеля, где проходит Мюнхенская конференция по безопасности, множество полицейских и пустующих кортежей охранников. В столицу «пивного путча» съезжается мировая элита. То, что когда-то было собранием западных экспертов в области национальной безопасности, превратилось в политику и одновременно технологию, производящую глобальную политику. Но вместе с тем это и раздутый медиа и теми же политиками мыльный пузырь – в Мюнхене, не смотря на атмосферу тотальной дискуссии, никто ничего не решает, это провальная институция, превращенная в смотрины шовинистических доктрин глобальных государств.

Институты и Пустота

Как правило, основные моменты конференции - это большие речи министров обороны или даже премьер-министров и президентов. Например, в 2003 году между Дональдом Рамсфельдом и Йошкой Фишером произошел драматический спор. Большинство докладчиков этого года, как сказал один из участников, «чувствовали, что их заносит». Сергей Лавров, российский министр иностранных дел, вместо того, чтобы появляться, как обычно, в роли человека, только что убившего котенка, на этот раз просто смотрел мертвыми глазами, произнося речь обычного русского нациста. Генерал-лейтенант Макмастер, советник Трампа по национальной безопасности, произнес прощальную речь о злых врагах свободы, российских интернет-троллях, американских выборах под присмотром Кремля. Причем создавалось впечатление, что его непосредственный начальник все еще не до конца осознает институциональных последствий российской атаки на американскую демократию, но машинка уже запущена – Трамп оказался заложником собственной администрации, и вряд ли сегодняшняя фигура президента США является значимой для конструирования внешней политики США. Теперь американскую делегацию возглавил сенатор Линдси Грэм, представляющмй на Мюнхенской конференции по безопасности двухпартийное большинство -  нонсенс для политической системы США. Очевидно лишь то, что международные институты и международный порядок, основанный на принципах постялтинского мира, не является самодостаточным. Однако новые принципы никто создавать не будет, - для этого нужна война, гуманитарные последствия которой способны легитимизировать новейший мировой порядок. Риск ввязаться в кровавую бойню слишком большой, но еще больший риск состоит в стратегии умиротворения агрессора, от которой, слава богу, отказались еще в 2017 году. Проблема в ином: сами институты продолжают работать. Но что сделают Трамп и Путин, игнорирующие эти самые институты и правила, никто не знает. Больше того, нет никаких гарантий того, что и слова обоих лидеров не будут тут же пересмотрены. Политики и дипломаты могут договориться, но вот Трамп со своим московским коллегой способны тут же отыграть ситуацию. И если американские институты еще способны как-то утихомирить хозяина Белого дома, то что предпринять в отношении всевластного российского монарха, никто не знает. В Мюнхене это прекрасно понимали, поэтому российская делегация оказалась не то, чтобы изолированной, но над ней своеобразно и тонко поиздевались. Всерьез россиян никто не воспринимает, - слишком дорого и опасно для нервной системы. «Заполнение Пустоты» - заголовок «The Security Times», специальной публикации, выпущенной Мюнхенской конференцией. На одной стороне красовалось фото искаженной Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона; с другой - веселая и одновременно зловещая дуэль между Владимиром Путиным и Си Цзиньпином. Пустота от неспособности сформировать четкие правила и границы реагирования на вызовы: контролировать производство ядерного оружия невозможно, Ближний Восток загорается от малейшего падения цен на нефть, вседозволенность России на постсоветском пространстве не обговаривается, а как привить демократические институции в странах ЦВЕ и в Латинской Америке не понимают даже теоретики-политологи.

Сетевые дебаты

На таких мероприятиях, как Мюнхенская конференция, не случайно слово «сеть» в значительной степени заменяет слово «дебаты», и это не привилегия глобальных элит. Большинство присутствующих можно увидеть на других подобных мероприятиях, таких как Всемирный экономический форум в Давосе. Там обсуждают примерно то же самое и примерно с тем же результатом. Когда премьер-министр Польши заявил, что евреи также являются виновниками Холокоста, никто не посмел возразить. Потом уже отреагировал Израиль, потребовавший чуть ли не отзыва посла из Варшавы. Но если поляки, как и россияне, верят в то, что они говорят, - какие возможны иные рациональные доводы? Эта политическая энтропия кажется почти универсальным явлением в западном мире; чему есть множество объяснений. Но нынешнее политическое поколение озадачивает изрядным процентом верующих фанатиков. Они не способны производить политику, они способны лишь констатировать противоречия. Попытка подрывной деятельности российских спецслужб служит тому беззвучным доказательством мирового бессилия перед Кремлем. Возможно, мыы имеем дело с идеологической ценой за успех Запада при создании процветающих обществ за последние 100 лет. Возможно, это результат культуры, которая восхищается военным мужеством, но только с безопасного расстояния, что делает демократическую политическую жизнь пугающим унижением для тех, кто всегда жил за пределами свободы. Как бы то ни было, но призрак Мюнхена-38 исчез навсегда, а его пустующее место в системе европейской безопасности пока никто не занял.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-02-20 Раздел: Блог-пост
в начало