Меню

Донецкая Украина или фашистское государство Украина?

Противостояние на Грушевского Alter IdeaОтказ Януковича вести с кем-либо переговоры подтвердил только одно: регионалы пришли всерьез и надолго. Никто просто так, бросая все активы и возможности перераспределять государственные и чужие активы, уходить не собирается. Власть, понимаемая как инструмент абсолютного господства, — по их мнению, всего лишь форма экзистенциального существования. Уходит из власти равносильна уходу в небытие. Навсегда. Больше того, власть воспринимается как тождественное Партии регионов и государству. Иначе говоря, формула донецкого государства, которое они так упорно строили целых четыре года, сводится к следующему:

Власть=ПР+Государство+Экономические Активы+Государственный Бюджет.

Таким образом, если специфика экономического господства зиждется исключительно на административных манипуляциях с бюджетными и экономическими (преимущественно — промышленными) ресурсами, то особенности политического господства нужно уточнить. Во-первых, сращивание бюрократии и партийного аппарата для нашей страны не новость. Это мы уже проходили. По крайней мере, года с 1918 по 1991. Потом, конечно, были попытки восстановить государственно-партийную «связку» (НДП, СДПУ (О), Наша Украина), но безуспешные, — Украина, в отличие от России, просто ментально не восприимчива к каким-либо проявлениям монополизма, в том числе и политического. Партия регионов, выстроив злосчастную «вертикаль власти», пошла дальше, фактически уничтожив не только парламентаризм как институциональное проявление идеологического плюрализма общества, но и уничтожила систему управления, заменив государственную бюрократию на партийно-феодальный аппарат, выстраиваемый по принципу персонально-клановой лояльности. А это уже не советский парламентаризм, в чем обвиняют «регионалов». Это – классический вариант фашистской диктатуры, по которым выстраивались итальянское и немецкое государства в 30-х годах 20 века.
Во-вторых, если мы даже говорим о клановости, то нужно уточнить, что речь идет именно о региональной клановости, когда политическая элит и государственный аппарат на всех уровнях передаются в руки не столько выходцам из одного макрорегиона, в данном случае из Донбасса, но представителям географически более малой территории, — Макеевки, Енакиево, Донецка. Это также далеко не новость для мировой истории. Одна партия мюнхенских пивных маргиналов уже правила Германией без малого 12 лет.
В-третьих, демонтаж прежней европоцентристской системы среднего образования, переориентация среднеспециального образования на рабочие специальности, нивелирование идеологии самостоятельности университетов, закрытие школ продемонстрировали, что ПР просвещение в стране Януковича является таким же преступлением, как думать не по-донецки и жить не по зековским понятиям. Задачей образования становится не получение нужных знаний, производство «мозгов», которые потом можно успешно продать на рынке, а воспроизводство полуобразованных, бесправных и безмолвных «рабочих рук», которые за малое вознаграждение обязаны «пахать на олигархов, то есть ближайшее окружение Янукович. Собственного говоря, этим и занимался непотопляемый Табачник, деятельность которого, стати говоря, контролировалась не столько с Банковой, сколько из Кремля. Уничтожение украинскости – всего лишь побочный продукт такой активности. Регионалы не ожидали, что возникнет пусть слабенькое, малоорганизоваанное, но все же сопротивление, опыт которого пригодился спустя 3 года. Суть же проблемы заключается в том, что нужно было всеми силами избавиться от ментального противоядия монополизму. Но вот незадачка: как можно избавиться от исторической памяти народа за столь короткий срок? Тем более что призрак Оранжевой революции, культивируемый именно «регионалами», продолжал зримо и незримо витать в обществе. Расстрел Грушевского В-четвертых, после того, как «регионалы заявили о «построении другой страны» и под спровоцированный шумок общественных требований отставки Табачника аккуратно переформатировали конституционный фундамент украинского государства, логично было бы предположить, что обществу будет предложена понятная для него ценностная модель. Как в свое время сделала Германия 30-х — Kinder, Küche, Kirche, то есть Ребенок, Кухня, Церковь. Общество приняла эту модель и растворило себя в нацистской партии и государстве. Правда, Гитлер создал модель социального государства, которая сейчас воспринимается как модель европейского социализма, но это уже другой разговор. А что же предложил Янукович? Ничего, кроме укрепления силового фундамента и открытой полицейщины, которая уже сейчас вылилась в открытые эсэсовские рейды «Беркута», «титушек» и «гепушек». Извините, гражданин Янукович, сращивание государства и общества, — а в этом заключается суть фашизма, — у вас не получилось. Украинское общество всегда было и всегда останется сильнее государства. В-пятых, для того, чтобы создать полицейское авторское государство, нужно не просто создать «единое и неделимое» политическое, ценностное и экономическое пространство. Нужно, чтобы это пространство было информационно-замкнутым, как в Китае и невыездным, как в Северной Корее. Персональная изоляция самого гражданина Януковича и его окружения – к счастью, это не изоляция страны. Да и после падения албанского коммунизма сделать это в Европе практически невозможно, под силу разве что Лукашенко. Но Янукович – не Лукашенко, он не умеет строить дороги, поддерживать стандарты качества продукции и сохранять моральный облик лидера нации. Он даже не Путин, который возвел идею российской неоимперии в императив собственного существования, укрепив свою власть высокими зарплатами, теми же дорогами, нефте и газодолларами, а также нацистскими войнами на Кавказе. А что предложили вы, гражданин Янукович, кроме крови, насилия, жестокости и тотального воровства?
Добавил: Alter Idea Дата: 2014-01-24 Раздел: Госстрой
socialfacebooktwitterpinterest