Меню

"Дело Скрипаля": Лондон не знает, что делать дальше

В понедельник, 12 марта, Тереза Мэй выступила с резким заявлением в адрес России, обвинив последнюю не столько в попытке отравления Сергея и Юлии Скрипалей, сколько в игнорировании режимом Путина норм международного права и разработке запрещенного в мире химического оружия. Тогда показалось, что Маргарет Тетчер, ее принципиальная линия в отношении Кремля, возвращается. Больше того, политические наблюдатели согласились с тем, что немногие мировые лидеры выглядели именно так политически, как нынешний премьер Британии. дело Скрипаля alter idea Тем не менее оглашенные в среду ответные меры продемонстрировали, что коррупционные бизнес-связи умеют продуцировать выгодные для себя политические решения, - 20% BP, принадлежащие Сечину (читай – Путину) и ряд других активов, контролируемые российскими олигархами, сделали свое дело. Недаром же Мэй уточнила значимую роль «российского бизнеса» в британской экономике, а «индивидуальный подход» к выходцам к России можно трактовать как согласие на торги: неприкосновенность активов в обмен на нелояльность к Владимиру Путину. В условиях, когда нелояльность оборачивается смертью нелояльных. Формально выглядело все чинно: язык «холодной войны», высылка 23 дипломатов, которые, по ее словам, были «нелегальными шпионами», а также россиян с деньги недоказанного происхождения, приостановка контактов на высоком уровне между двумя правительствами. Однако и здесь не совсем все понятно. Из слов Терезы Мэй неясно, идет ли речь об ограничительных мерах в дипломатических отношениях или же оглашенные меры носят временный характер, скажем так, «до выяснения обстоятельств», то есть до решения лондонского или иного суда по «делу Скрипалей». Хотя все познается в сравнении. Нельзя отрицать, что Мэй стала самым сильным западным лидером, осуждающим правительство Путина, которое она изобразила как злонамеренную и беззаконную силу. В этом отношении ее решение особенно резко контрастирует с невразумительным мяуканьем президента Трампа, неохотно критиковавшего российского лидера, но уже признавшего, что Кремль помогал ему на выборах 2016 года. Мэй alter ideaОднако все же за жесткой бравадой премьера последовали относительно мягкие меры, что говорит об ослабленных позициях Великобритании в современном мире, а также о продолжающихся успехах России по расколу трансатлантического сообщества. Очевидно также, что Мэй побоялась закрытия посольства Великобритании в Москве, а также высылки из РФ всех английских журналистов. Иными словами, британский премьер не принимала политического решения, хотя и была вынуждена демонстрировать решимость после заявления о террористической атаке на острова. Очевидно, что существует ряд более жестких мер, которые могли бы предпринять британское правительство, например, блокирование любых активов сомнительного происхождения, принадлежащих россиянам. Но для этого потребовалось бы изменить некоторые законы, скрывающие истинных собственников бизнес-активов. Также следовало бы призвать мировых лидеров ограничить финансовое влияние Москвы, но, как мы уже писали, коррупция оказалась сильнее. Кроме того, британский вещательный регулятор намекнул, что он может отозвать лицензию RT, но, видимо, информационные издержки оказались более весомыми, чем соображения национальной безопасности. В то же время Британия хочет поддержки своих союзников в принятии мер против России, но последует ли реакция Евросоюза, неизвестно. Уже запущен механизм развода Лондона и Брюсселя, а США собираются вводить торговые пошлины на европейскую сталь и другое сырье. Неясна еще и российская роль при проведении референдума по Brexit, хотя и здесь Лондон не планирует плотно заняться проблемой российской вседозволенности на территории цивилизованных стран. Не будем забывать, что с появлением крайне правых и антиевропейских движений в Италии и в других государствах серьезным испытаниям подвергается сам европейский альянс, что особенно заметно на примерах самодержавных правительств в Польше и Венгрии, а также долгой борьбы в Германии за формирование правящей коалиции. Напротив, Кремль видит, что волна европейских событий движется в его сторону, - западные союзники не обладают единой волей и не усилят санкции против РФ. Путин о Скрипале alter ideaБолее того. «российские власти вообще не чувствуют себя изолированными», - убежден Томас Гомарт, директор Французского института международных отношений, исследовательской группы, базирующейся в Париже. «Они считают, что на Западе господствует беспорядок в связи с ситуацией в Вашингтоне из-за Брексита, из-за итальянских выборов и трудностей с формированием правительства в Берлине», - добавил он. Напомним, на этой недель Меркель все же объявила о создании коалиционного правительства, Бундестаг подтвердил наличие проправительственного большинства. Однако положение канцлера вряд ли можно назвать политически устойчивым. Кремль отрицает какую-либо причастность к использованию нервно-паралитических агентов и уже заявил об «ответном ударе». Сколько вышлют из Москвы британских дипломатов пока неизвестно. В то же время Мэй возглавляет правительство меньшинства, и ее страна погрязла в болезненных переговорах по поводу Брексита. Каждую неделю появляются новые предположения, что ее собственная расколотая партия сместит с занимаемого поста. Остается, правда, невыясненным еще один вопрос. Почему несколько убийств на территории Великобритании побудили союзников предпринять более жесткие меры против Москвы, тогда как убийства мирных жителей в Сирии, война в Украине и вмешательство в американские выборы вообще не вызвали никакой реакции? Французские официальные лица описали использование нервно-паралитического агента в Великобритании как «возмущение», но они перестали обвинять Россию и обсуждать любые ответные действия на беззаконные действия Кремля. «Как только будут собраны доказаntkmcndf, настанет время для принятия решений», - заявил журналистам после заседания кабинета министров пресс-секретарь французского правительства Бенжамин Гриво. Как передает немецкое агентство новостей DPA, Ангела Меркель cказала только, что серьезно отнеслась к выводам Великобритании, и что от России требуется больше прозрачности. Несколько более сильные формулировки прозвучаи на чрезвычайной сессии Совета Безопасности ООН от американского посла Никки Хейли. «Россия несет ответственность за нападение на двух человек в Соединенном Королевстве с использованием военного нервно-паралитического агента, - заявила Хейли, называя отравление« зверским преступлением». «Мы не хотим постоянно критиковать Россию, - подчеркнула она, - но нам нужно, чтобы Россия прекратила давать нам так много причин для критики». Посол Великобритании в ООН Джонатан Аллен также обвинил Россию в нападении, назвав ее поведение «неизбирательным и безрассудным». Тем не менее, у британцев критически мало аргументов, чтобы привлечь к ответственности российское правительство за кибервойны, дезинформацию, убийства, войны в Украине и в Сирии. Новые санкции маловероятны, но в Париже и Берлине «уровень озабоченности выше, чем когда-либо», а европейские правительства готовы предоставить Британии практическую и разведывательную поддержку в отношении Москвы.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-03-15 Раздел: Блог-пост
в начало