Меню

А понимает ли Порошенко, что такое демократия?

Петр Порошенко любит говорить о демократии, о ценностях свободы и защите «европейского выбора» украинцев. Спорить с ним не будем, - все познается в сравнении, особенно на постсоветском пространстве. Проблема лишь в том, что наши власти не совсем понимают, что такое демократические процедуры и как они функционируют. элита Украины Мы уже писали, почему в Украине реформы проходят с таким скрипом, что даже западные партнеры грозят всякого рода финансовыми карами, дабы ускорить процесс бегства от имперского правового пространства. Украинская элита, привычная к коррупционным схемам и теневым договоренностям, просто не понимает, что ей нужно делать и как сохранить финансовую лояльность Запада. Любые инициативы, исходящие от Банковой, упирается в стену ценностного недоверия: Порошенко оказывается в ситуации непослушного сына, который вроде бы делает все правильно после хорошей домашней взбучки, но родители почему-то недовольны… В чем проблема? Наверное, необходимо сразу пояснить, что никакой демократии, в ее западной институциональной трактовке, в Украине нет. Переход к электоральным процедурам не означает окончание демократического транзита. Выборы – это ведь не процедура только голосования и системы подсчета голосов, как полагает президент и его окружение. Это еще партии, группы влияния, партийные и частные медиа, представительство общественных интересов и интересов отдельных групп, а также их формализованные возможности влиять на принятие и реализацию политических решений. Вся эта сложная конструкция из интересов, организаций и процедур называется институционализацией. Но в Украине партий нет. Вернее, есть некоторые структуры, представленные в постсоветском парламенте, которые лоббируют корпоративные интересы отдельных граждан и организаций, заинтересованных в сохранении бюджетоцентристской экономики. Потому что они живут за счет манипуляции ресурсами и налоговой, то бишь кормовой, базы. Народ, граждане де юре отстранены от политического влияния по всем фронтам, начиная от органов местного самоуправления и заканчивая президентскими выборами. О народе вспоминают только тогда, когда нужно раздать социальные подачки и просроченные пакеты гречки, - все равно схавают и проголосуют, как надо. А если не проголосуют, то за них подсчитают. Административный ресурс в Украине до сих пор никто не отменил. Другое дело, - институционализация демократических процедур. Но для этого нужно создавать партии, способные формировать общественное мнение, а не только «торговать лицом» на телеэкранах; определять инструменты внутрипартийной демократии – признать, что цель любой партии это приход к власти, но вместе с тем поражение на выборах (невхождение в состав кабинета министров) означает моментальную смену партийного руководства; легализовать механизмы внепартийного влияния, - лоббизм не является аморальной деятельностью, вопрос лишь в цивилизованных подходах вне коррупционных схем; наконец, остается проблема диалога с обществом. Пенсионная, образовательная, медицинская реформы, - в принципе, предложенные правительством пакеты преобразований имеют рациональное зерно и они способны приносить результаты. Но Гройсман, как и весь кабмин, молчит. Разговаривать с народом никто не хочет, да и механизмов социального диалога у властей нет. В результате непонимание порождает недоверие, а недоверие ведет к делегитимации власти в целом. Ибо принимаются только те вещи, которые физиологически ощутимы, их можно почувствовать на собственном кармане, здоровье и планах на будущее. А когда нельзя понять, что будет не то, что через год, а через месяц, тогда и доверия не будет. Законодательство меняется с бешенной скоростью, оно пытается подстроиться под старые институты, но институты-то не работают! Прописка «убивает» рынок труда, оставляя украинцев крепостными государства. Частной собственности нет, как и вообще юридического понимания данного явления. Соответственно, ведение бизнеса смерти подобно, а зарабатывать и передавать капиталы по наследству – также невозможно, в любой момент придут и отберут. Повлиять на чиновников и политиков можно только через протесты. Майдан, конечно, крайняя мера, но это действительно работающий институт, гарантирующий хоть какую-то смену политического курса. И так далее. Список продолжается до бесконечности. Без рационально работающих институциональных механизмов это пустая оболочка, а не полноценная демократия. Хотя не все так плохо, если разобраться, в какую сложную ситуацию попала Украина весной 014 года. Аннексия Крыма и Донбасса спровоцировали запуск двух необратимых процесса. Первый – геополитический транзит, выбор Киева в пользу Запада уже состоялся, но не оформился, всему свое время. Второй – транзит идентификационный, связанный с демифологизацией идеологии «братства народов» и убийством Homo Sovieticus. Но если Россия как центр мира для Украины уже перестала существовать, то Homo Sovieticus прочно засел в наших мозгах. Именно он не позволяет избавить от излишних патерналистских инстинктов и убежденности, что «государство должно». Кормить, обувать, лечить, учить. И не нести никакой ответственности, ибо, - в условиях «размытости» государственных институтов, - непонятно, кто в стране «отвечает» за экономическую ситуацию, социальную политику, школу, науку, технологии, производство. Самое страшное то, что такая размытость приводит и к абсурдности любых принимаемых властью решений. Зачем, если они априорно нелегитимны? Кстати, поэтому и нет общественного диалога. Власть не слышит народ, а народ не желает слушать власть. Естественно, что экономическая ситуация ухудшается, и люди не довольны своим материальным положением. Экономика Украины не способна развиваться, - только за этот год падение промпроизводства превысило 6%. А, спрашивается, зачем развиваться, если в стране отсутствует бизнес как воле и представление? У нас же до сих пор думают, что речь идет о системе «купи-продай». Только это институт спекуляции, не больше того. Бизнес – это создание нового товара/услуги, новый сегмент рынка, процедурный контроль за качеством и аудитом, независимого от чиновников и тем более политиков, логистические процедуры и фирменная торговля. Иначе говоря, в Украине нет промышленной инфраструктуры, либеральных условий ведения своего «дела» и, опять же, частной собственности. В конечном счете виновато все то же государство, которое все пытается гарантировать и контролировать, тогда как оно обязано гарантировать права, свободы и безопасность. У нас государство выполняет функции общества, а общество – функции государства. Может, наконец, поменяться местами? Далее, - наше понимание итогов реформ. Улучшение жизни, - да, но это побочный эффект. Цель любого реформирования – обновление общественных правил и их формализация на законодательном уровне. В противном случае речь идет о перемене слагаемых, сумма которых не изменяется. Как ты не тусуй, все равно выйдет тот жерезультат. Альтернатива – введение новых правил, их институционализация и социальная перестройка общества. Бюджетники, госслужащие, чиновники, олигархи, - все они сидят на бедном государственном бюджете. Только у одних есть возможность перераспределить ресурсы в свою пользу, а у других нет. А вы создайте условия для малого и среднего бизнеса, чтобы каждый желающий мог зарабатывать, и перемены начнутся буквально через год. Пример – введение единого 10-процентного налога в 1998 г. В результате электоральный откат КПУ, гражданское давление на режим Кучмы, «Наша Украина», перестройка парламента и партийной системы. Другое дело, что нужно было принимать решения по судебной реформе, политической системе, кредитованию малых и средних предприятий, вводить инструменты социального бизнеса и ликвидировать канибалистское пенсионное обеспечение. Вся проблема кроется в том же – элита воспринимает реформы как единичный шажок «в правильном направлении». Как менять Систему, она не понимает, пытаясь любой ценой удержаться у власти. Но гасить пожары долго нельзя. А потому персоналии со временем поменяются. Система, правда, останется, пока не оформится спрос на институциональные изменения.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-04-25 Раздел: Блог-пост
в начало