Меню

О польских скрепах и не только

Известие о том, что президент Польши Анджей Дуда решил подписать нашумевший закон об Институте национальной памяти, который некоторые СМИ окрестили «антибандеровским», вызвала колоссальный даже по современным меркам международный общественный и политический резонанс.
антибандеровский закон alter idea Так, израильское внешнеполитическое ведомство усмотрело в действиях польских властей «попытку оспорить историческую правду», а в Верховной Раде Украины заявили, что Польша переходит «красную черту» в добрососедских отношениях с Киевом. Президент Пётр Порошенко и вовсе назвал закон неприемлемым. Более того. Обеспокоенность в связи с резонансным польским законом высказали США. Однако, невзирая на столь бурную международную реакцию, в польском МИД продолжают стоять на своём и утверждают, что вышеупомянутый закон нисколько не ограничивает свободу слова и научную деятельность. В защиту спорного документа с коротким видеообращением намедни выступил и премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий.
«Польша была первой жертвой Третьего рейха, а смерть и страдания в нацистских немецких концлагерях были общей судьбой евреев, поляков и членов многих других народов и этнических групп». (Матеуш Моравецкий, премьер-министр Польши.)
Закон об уголовной ответственности за пропаганду идеологии украинских националистов, отрицание Волынской резни и утверждения о пособничестве поляков нацистам в годы Второй мировой войны встретил ожидаемо резкую критику не только со стороны киевских политиков, но и многих рядовых украинских граждан, придерживающихся идей ОУН–УПА и других радикальных националистических течений.
Украинский сегмент популярных социальных сетей в одночасье захлестнула волна возмущённых, нередко гневливых пользовательских комментариев, адресованных польскому политическому руководству и простым полякам, это руководство поддерживающим.

Справка

Закон об Институте национальной памяти Польши был принят польским парламентом в ночь на четверг, 1 февраля 2018 года, без поправок. За принятие законопроекта проголосовали 57 сенаторов, в основном правящей партии «Право и Справедливость» (PiS), 23 высказались против и двое воздержались. В соответствии с этим документом наказание в виде штрафа или лишения свободы на срок до трёх лет грозит за употребление выражения «польские лагеря смерти» и иные высказывания, которые могут быть интерпретированы как попытка выставить поляков соучастниками преступлений нацистской Германии, включая геноцид европейского еврейства. Такое же наказание законом вводится за пропаганду бандеровской идеологии и отрицание Волынской резни, устроенной в годы войны украинскими националистами. В силу закон вступил после подписания президентом Анджеем Дудой 6 февраля.

Непоследовательная Варшава

В контексте всего вышесказанного нелишним будет упомянуть и о реакции на резонансный польский закон некоторых российских политиков. Например, в руководстве «Единой России» принятие польским сенатом закона о введении уголовной ответственности за пропаганду украинского национализма и отрицание геноцида поляков в ходе Волынской резни категорически поддержали.
«Польский народ на себе испытал все ужасы фашизма, расплатившись тысячами невинных жертв. Принятое законодательное решение сената отражает мнение граждан Польши, не желающих повторения трагедии Второй мировой войны и протестующих против возрождения нацизма в соседней Украине». (Сергей Железняк, член комитета Госдумы РФ по международным делам.)
Не слишком пристально следящему за польской политикой стороннему наблюдателю вполне могло показаться, будто бы, принимая так называемый «антибандеровский» закон, Варшава перед лицом мирового сообщества предпринимает попытку несколько дистанцироваться от официального Киева, основательно погрязшего в мутном радикально-националистическом болоте, и делает лёгкий идеологический разворот в сторону Москвы. Однако это, скромно говоря, не совсем так. Волинська трагедія Впрочем, чего требовать от чуждых международной политической повестке обывателей, когда даже видные российские политики позволяют себе интерпретировать польский закон в неоправданно оптимистичном ключе. Вероятно, многие из них успели забыть, что ещё совсем недавно, 21 октября 2017 года, в Польше вступила в силу обновлённая версия другого, не менее скандального закона — о декоммунизации, предусматривающего снос памятников и мемориалов, символизирующих коммунизм.
 декоммунизация в Польше alter idea
Согласно этому закону, сносить необходимо памятники, которые «отдают дань памяти лицам, организациям, событиям или датам, символизирующим коммунизм или другой тоталитарный строй». Эксперты варшавского Института национальной памяти считают, что к пропагандирующим коммунизм относятся около 230 памятников Красной армии в Польше. А значит, все они в уже самом ближайшем будущем могут быть снесены. В этой связи представляется возможным сделать следующий логический вывод. Так называемый «антибандеровский» закон определённо способен несколько отдалить Варшаву от киевского режима, проявляющего хроническую лояльность к радикальным националистам. Однако он едва ли может расцениваться как своеобразный реверанс Польши в сторону Кремля. По крайней мере, до тех пор, пока над многочисленными памятниками Красной армии на территории Польши нависает плаха закона о декоммунизации.

Закон для внутренней кухни

Если абстрагироваться и хоть ненадолго оставить в стороне всю международную шумиху, то становится вполне очевидным, что закон об Институте национальной памяти Польши рассчитан в первую очередь именно на внутреннего «потребителя». Польский политикум расколот по идеологическим приоритетам, причём довольно давно. На протяжении последних лет отдельные польские политики и высокопоставленные чиновники публично и на весь свет расшаркиваются с представителями украинской власти, захватившими высокие кабинеты руками идейных последователей ОУН–УПА. Как правило, они же и инициируют всевозможные антикоммунистические и антироссийские законодательные повестки в стенах польского сейма. В это время другие политические деятели Польши, преимущественно националистического толка, категорически осуждают любые проявления украинского неонацизма, но вместе с тем так же, как и первые, поддерживают и антикоммунистический вектор. Принятие «антибандеровского» закона — это временная победа вторых над первыми. В самом упрощённом варианте внутриполитический идеологический дискурс в современной Польше пролегает отнюдь не в плоскости противопоставления условной «бандеровщины» условному «коммунизму», к чему сегодня многие привыкли в России, а основывается на отторжении и первого, и второго.
На закате минувшего года в Польше был глубже проработан «антикоммунистический» задел, в начале года текущего — «антибандеровский». Оба шага призваны усилить политико-исторический диспут в первую очередь внутри самого польского общества с неизменным упором на однозначность трактовки польской истории, культурной самобытности и национальной аутентичности. Скорее всего, мы наблюдаем в действии работу сложного механизма самоутверждения польской нации в непростой для её государственности исторический момент. Все внешние отражения и реакции, безусловно, также важны. Но в данном конкретном случае для польского руководства они вторичны. Это всего лишь соль, которую можно добавлять по вкусу.
Источник
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-02-08 Раздел: Блог-пост