Меню

Маркс и пустота

В 2000 году Карл Маркс стал «величайшим мыслителем» последнего тысячелетия по версии BBC News Online. Немецкий экономист и философ получил больше голосов, чем влиятельные Иммануил Кант и Рене Декарт, а также известные физики Альберт Эйнштейн и Стивен Хокинг, который умер несколько недель назад. молодой Маркс alter idea В марте этого же года исполнилось 200 лет со дня его рождения. Как ни странно, спустя столько времени и явного искажения теории, Маркс по-прежнему актуален. То ли потому, что потомок раввинов не был чистым экономистом, то ли потому, что природа экономических отношений, не смотря на технологический прогресс, за громадный промежуток времени не изменилась. И не понимается, – такие явления, как собственность, богатство, капитал останутся еще очень долгое время. К тому же Маркс работал, что называется, «в поле», не углубляясь в излишнее теоретизирование наподобие современной экономической науки. Да, безусловно, ряд положений марксизма морально устарели, однако не в силу неправоты кабинетного революционера, а вследствие изменения экономической реальности. Социальный прогресс не стоит на месте, - и это тоже реальность, с которой следовало бы считаться. Больше того, как оказалось, даже его  критику капитализма сегодня нельзя игнорировать. Например, The Economist of London посвящает ему целый информационный блок с весьма красноречивым заголовком: «Лидеры мира: прочитайте Маркса». Это притом, что The Economist of London – это издание правых. Хотя реноме издания подчеркивается тезисом, что мыслитель ошибался, так как выдвигал идею первородности социалистической революции в развитых капиталистических странах, а не в отсталых России и Китае. Но это говорит, во-первых, о том, что Маркс был убежден, по мнению издания, в неспособности капитализма к саморефлексии в государство всеобщего благосостояния, возникшее на Западе, особенно после Второй мировой войны. А, во-вторых, о каком российском/китайском капитализме, собственно говоря, идет речь? В России с ее корпоративно-фашистской этикой, где нет месту частной собственности и частной инициативе или КНР с его конфуцианством версии Мао Цзедуна? Обе страны с крестьянским и общинным укладом жизни не предполагали практического преобразования общественной системы. Поэтому для этих стран более характерно появление, соответственно, большевистского или маоистского политического режимов, но эти формы «пролетарской диктатуры» мало что имеют общего с марксизмом, который мы знаем. В-третьих, если даже говорить о классическом капитализме, то он вполне расцветает в современном Китае, который постепенно выкарабкивается, - с учетом общего числа населения, - из средневековья. Другое дело – Европа, которая в страхе перед большевизмом и благодаря Второй мировой войне сумела совершить «тихую революцию» и реализовать у себя проект государства всеобщего благосостояния. Значимость Маркса несколько в ином: предложенная им модель экономического анализа обнажает огромные противоречия любой экономической системы. Среди таких противоречий капитализма выделяется эндемический кризис (цикл бумов и спадов); безработица, неравенство, социальная несправедливость и нищета. Эти явления наблюдаемы там, где время дикого капитализма остановилось на отдельно взятой территории или местная трудовая этика не позволяет включить дополнительные общественного прогресса. Например, только в отношении неравенства капитализм не располагает окончательным решением социальных противоречий. Кроме рационализации и различных неолиберальных экспериментов, ориентированных на «сокращение бедности», нам (как и любому правительству) предложить нечего. К слову, Роберт Шиллер, лауреат Нобелевской премии по экономике 2013 года, утверждает, что «самая важная проблема, с которой мы сталкиваемся сейчас ... - это растущее неравенство». Гениальный вывод, критически диссонирующий с основными идеями марксового «Коммунистического манифеста». В то время когда1% «элиты» становится все богаче,  99% всего остального населения беднеет за счет сверх-нерационального перераспределения доходов, точнее говоря, благодаря рациональному не-перераспределению. Проблема еще в том, как разумно развести два понятия: несправедливость и бедность. Да, концентрация сверхбогатства у ограниченного количества людей – вершина несправедливости, особенно если значительная часть населения не имеет даже элементарных средств для нормального питания. В то же время непонятно, каковы границы справедливости. Допустим, рабочий приходит на завод и нанимается на определенную работу, получая за свой труд зарплату. На сколько она справедлива? Где разница между заработанной рабочим прибавочной стоимостью и прибылью капиталиста? Поставим себя на место последнего: оборудование, инвестиции, налоги, коммунальные расходы, лоббистская деятельность (никуда не денешься), транспорт, модернизация оборудования, маркетинг, реклама и PR – все это необходимые расходы вне рынка труда. К тому же, вкладывая, надеешься и на получение прибыль. Так где тут определитель стоимости труда и уровня эксплуатации? Только за счет ценового предложения и договорных отношений. По-другому никак. Иначе говоря, стоимость труда – категория общественного договора, политическая компонента экономической цены производимой продукции. Поэтому и анализ возможен исключительно с политэкономической точки зрения, но никак не за счет только экономического инструментария. В то же время партии и политики не убеждены в первичности принципов конституционного устройства. Украинская политика в целом слишком эгоцентрична и сконцентрирована вокруг требований реализации персоналистских амбиций, в то время как интересы общества рассматриваются как манипулятивный ресурс для собственного политического продвижения. Больше того, политика мыслится исключительно в маркетинговых категориях, где власть и должность понимаются как целевые «призы» или товары, которые можно купить. Соответственно, такие концептуальные понятия, как «политика», «власть», «экономика», «прибавочная стоимость» сформированы для элиты, но не для общества, которое живет вне пространства государства и права. Отсюда получается, что в его отношении нельзя рассуждать ни с точки зрения классического,современного капитализма, ни с точки зрения справедливости, предполагающей наличие плохого, но все же общественного договора. В Украине есть только одно – политэкономическая, как и политико-правовая, пустота.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-05-11 Раздел: Блог-пост
в начало