Меню

Почему украинцы не достойны реформ

Alter Idea уже писала, почему в Украине невозможны реформы. Но, кроме институциональных и правовых проблем, существует еще проблема самоидентификации. Многие наблюдатели возразят: после Майдана, Донбасса и Крыма украинцы смогли сформировать свою нацию. Однако одно делать считать себя частью обособленного от России политического образования, а другое – вести себя как граждане страны, а не владельцы паспортов и идентификационных кодов. Посмотрим на эту проблему с другой, исторической стороны. Почему Хмельницкий провалил свой проект государственности? Казалось бы, создана политическая структура, проведена административная реформа, упорядочены налоги и, самое удивительное - заработал двухпалатный парламент – Виче и Рада Полков. Но проблема в том, что самоидентификация элиты и народа, во-первых, отличались между собой: элита считала себя неспособной на самостоятельную игру и потому искала, к какому «государеву плечу» прислониться, а народ, чернь, считала себя «православной» (заметим параллельно, что полковники и приближенные гетьмана не всебыли «чистокровными» православными) – не русичами, украинцами и т.д., а именно «православными». В этом плане выбор московскогоцаря в качестве «покровителя» и для знати, и для народа был обреченным. А что произошло в 1917 году, когда появился второй шанс на государственность? Помимо того, что перессорились социалисты, эсеры и анархисты, народ после столетий оккупации и классового гнета (остановимся на этом термине) воспринял большевистские идеи как шанс на нормальную жизнь. И такая классовая идентификация, выраженная в идеологеме «советский народ», сохранилась до сих пор. Граждане воспринимали себя не как часть этнической или национальной общности, а как некую вассальную принадлежность. И если до того конечным политическим рецепиентом подобной принадлежности выступал царь или «барин», то теперь «государство» в принципе. «Советский» означает не столько любовь к СССР, сколько безмолвное, внегражданское, деперсонализировааное упование на Левиафана, который и защитит, и субсидии даст, и зарплаты увеличит, а еще позволит маленько подзаработать – в смысле украсть у него, государства. корпоративизм alter ideaВ этом смысле 2014 год позволил, наконец-то, оторваться от средневековой идентичности. Мы осознали, что существуют  украинцы. И это уже гарантия того, что failed state, как бы не силилась Россия, из Украины не получится. Но и путь к пониманию того, что нам нужно, еще не прочерчен. Как и контуры будущего. Разрыв между элитой и обществом, между государством-для-элит и Майданом как прообразом украинской государственности до сих пор сохранен. Нам предстоит еще пережить революцию самоидентификации, когда вслед за «российскостью», «православностью» мы потеряем и все «советские достижения». В противном случае мы никогда не станем гражданами своей страны. Почему так опасна советская идентичность? Для примера используем логику, которую вбивали в нас 70 с гаком лет. Первый вопрос «советского» человека – кому пожаловаться? Заметим, не защитить свои права, а именно пожаловаться – пусть барин рассудит. И он, этот советский человек, пойдет жаловаться. Пойдет не один. Он соберет таких же, как он – по профессиональному признаку. Несправедливо поступили с учителями – протестуют учителя, обидели шахтеров – каски стучат по тротуарам, даже предприниматели и те бегут гурьбой жаловаться в АП. Идентичность профессиональная, по роду занятости. И протест – не потому, что отнимают собственность или унижают в правах – а потому, что «так нечестно», «так несправедливо», «аморально». И здесь главное – сразу понять, к какой профессиональной корпорации принадлежишь, чьи корпоративные интересы отстаиваешь. Если правильно «впишешься» - и за тебя заступятся. Может быть Такой вот средневековый корпоративизм. Но во главе корпорации всегда стоят личности, базовый корпус, тело, которое ассоциируется с теми или иными правилами и стилем жизни. Он или через него корпорация реализует свои интересы. Не люди защищают свои права, а именно корпорации – Батькивщина, бывшая Партия регионов, сейчас Оппоблок, Наша Украина – теперь БПП, Рух Саакашвили – все эти политические силы корпоративны, замкнуты на лидеров и структурно неизменны от выборов к выборам. Вот как на Западе отображаются интересы граждан? Общества там структурированы по социальным категориям, они классовые – не так, как их рисовали в СССР, по-иному, но все же они классифицированы. Чере институт выборов и партийную систему классовые интересы приобретают политические требования – в Англии, Германии, США прекрасно понимают, какие контуры приобретет политика после победы той или иной партии, блока. А в Украине все наоборот: именно выборы, особенно президентские, конструируют корпорации, называемые партиями. Список их может меняться, но не меняется исходный список лидеров, «синьоров», раз за разом модифицирующих «советское» в зависимости от конкретной политической ситуации. Граждане, права, суды, свобода, частная собственность и индивидуальная независимость государству неинтересны – иначе сразу же накроется вся «советская» система, а государственность элит исчезнет. И самое позорное – народ не ожидает изменений, он не хочет защищать свои социальные права. Он хочет искать защиты у кого-либо, но не создавать для себя приемлемый для себя мир – построить детскую площадку, убрать территорию, очистить пруд, наладить производство или бизнес, чтобы окупать коммунальные услуги. Ему так удобно, потому что в стране правит круговая порука, но каждый безответственен по отношению к собственной свободе. Что мы получаем в сухом остатке?
  • - профессиональная, а не гражданская самоидентификация;
  • - общество не отделяет себя от государства, фактически общество и государство инкорпорированы друг в друга;
  • - элита воспринимает себя как мегакорпорацию, которая «заботится» об обществе;
  • - классово-партийное представительство «народных» интересов подменено интересами одной правящей корпорации.
Шановне панство, если кто не понял – мы продолжаем жить в матрице советского фашизма. И эта матрица нивелирует даже малейшие намеки на перемены. Их не будет, пока мы не станем гражданами. А гражданами мы станем только тогда, когда превратимся в собственников и научимся отставивать свои, а не чужие интересы. Нужна ли Украине революция? Да, нужна. Какие требования – их три: собственность, права и суды. Нужно ли нам государство? Да, нужно – как защитник суверенитета, но не как феодал и всеобщий благодетель. Ибо каждый из нас – часть Украинской нации.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-03-06 Раздел: Блог-пост