Меню

Луценко против Холодницкого: рейдерский захват САП?

Мы уже писали о том, что отсутствие реформ в Украине обусловлено двумя фундаментальными причинами, которые, кажется, не вполне осознаются как нашей властью, так и обществом в целом. Прежде всего, речь идет о том, что спустя почти 27 лет мы так и не вылезли из российско-советской политической матрицы и продолжаем строить государство по кремлевскому образу и подобию. Вторая причина является следствием этого обстоятельства: господство «вертикали власти» как монолитной структуры государственного управления блокирует любые общественные инновации, в том числе и разрушает общественные инновации, в том числе и реформы. Пока она не будет разрушена, а вместе с ней исчезнет система "вертикальной демократии" – в политике, экономике, бизнесе, культуре, повседневной жизни – украинцы не смогут ощутить на себе какие-либо позитивные изменения. Ситуация будет только ухудшаться: старое государство разрушено, восстановлению не подлежит, как бы того не хотела правящая элита. Луценко Холодницкий alter idea Вместе с тем существует еще одна причина, не позволяющая запустить структурные реформы, - институциональная конкуренция. Но прежде, для общего понимания, несколько тезисов о монополизме в экономике и политике. Первый тезис состоит в том, что в монополизированной экономике не может существовать конкурентной политики. А в Украине, даже по официальным данным правительства Гройсмана, функционирует более 3000 государственных предприятий непонятного происхождения. К этому добавляем «бизнесы» со скрытым или публичным государственным капиталом, а также целые отрасли, переданные так называемым «олигархам», - причем, заметим, не в частную собственность, которой просто нет, а в частные руки. Сами отрасли остаются контролируемыми правительством, - отсюда, кстати, вытекают коррупция, бюджетоцентристская экономика, скупка голосов на выборах, дичайшее распределение прибавочной стоимости в пользу ограниченного числа лиц и другие прелести нашей повседневной жизни. Соответственно, кто заказывает музыку, тот и играет. Партии не являются политическими инструментами, это лоббистские механизмы, ориентированные на борьбу за «ресурсы». Вот и вся конкуренция. На украинскую действительность можно посмотреть и с другой стороны – монополизированная политика не способна продуцировать условия для конкурентных бизнесов. Все принимаемые законы, инициативы президента, а также бесчисленных министерств и ведомств направлены на защиту чьих-то корпоративных интересов, но не на создание общих, то есть справедливых, «правил игры». Государство штормит – потому что одни интересы у металлургов, другие – у аграриев, третьи – у кондитеров, четвертые – у банкиров... В Украине не действуют законы, потому что их нет. Правила заменены декларациями о намерениях, причем каждая из сторон понимает эти декларации по своему, стараясь «перетянуть» оставшиеся ресурсы на себя. Иными словами, мы имеем дело с конкуренцией между псевдогосударственными институциями, действующими по вне-институциональным правилам, мягко говоря, на основе персоналистских договоренностей. Отсюда, кстати, вытекает дополнительное обстоятельство – в Украине политический режим подменяет собой систему. Почему так важны президентские выборы? Даже не потому, что каждый раз они грозят новым геополитическим креном, - с этим, кажется, мы уже разобрались, - а вследствие «перестройки» всей лоббистской инфраструктуры под новые экономические условия и приоритеты государственного бюджетирования. И в этой модели общество с его невнятными социальными ожиданиями не нужно – политика, в том виде, в котором она есть, - воспроизводит саму себя. Это там, на западе, какие-то выборы, смены элит и смена вполне прогнозируемых «стратегий» на договорных с обществом принципах. А здесь – персоналистские модели политического господства, жестко конкурирующие между собой. Речь не идет о борьбе за власть, речь идет о борьбе за право принимать монопольные решения. В этом ключе «наезд» на САП и, в частности, Холодницкого, следует рассматривать как публичное проявление борьбы за модель прокуратуры будущего: либо старая, советская, сотворенная еще Вышинским, либо новая, ориентированная на правовое рассмотрение отдельных криминальных случаев прокуратура, без подвязки к подконтрольным «феодальным» территориям, где есть все – свой бизнес, полиция, суды, силовые структуры, застройщики, земля и рабы (прописку в виде «регистрации» и трудовые книжки никто не отменял). Даже если САП или Холодницкого «сожрут», - а для Юрия Луценко это означает получение своей властной «монополии», - никаких изменений в законодательстве не последует. Вот парламентской коалиции нет, правительство Гройсмана летит на административном моторчике, парламент с его фракциями не несет никакой политической ответственности, - и что? Да ничего. Конкуренция между институтами нужна для того, чтобы обесценить работу институтов. Личность – все, государство – ничто. А общество, живущее веками вне государства, политики, правил и «честной игры», будет дальше выживать. Вопрос лишь в том, на сколько долго продлиться такая ситуация структурной неопределенности. Если б не было войны, наверное, долго. А вот война также продиктует свои правила – элите, политикам, нам всем придется определяться. Иначе с Украиной перестанут считаться и враги, и пока еще оставшиеся друзья.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-03-30 Раздел: Блог-пост