Меню

Почему армяне добьются демократии, а украинцы - нет

В Армении продолжаются протестные акции. Казалось бы, вопрос о пролонгации политического господства Сержа Саргсяна, возглавлявшего «карабахский клан», уже решен. Пора бы праздновать победу, однако народ не расходится. Всем уже понятно, что дело не в персоналиях, а в Системе, которую нужно сносить с корнями. Иначе повторится украинский феномен: «регионалов» вроде бы отстранили, но модель коррупционного господства осталась прежней, пожирая даже профессиональных революционеров. Армения апрель 2018 alter idea Армения по такому сценарию не пойдет. Конечно, есть Россия, не заинтересованного в установлении представительской демократии в этой стране. Поэтому карабахская карта, окропленная страхом азербайджанских авторитарных элит, в любой момент может выстрелить. Но если мы говорим исключительно о внутриармянских проблемах, то, похоже, вчерашняя оппозиция и сегодняшняя почти что власть прекрасно понимает, что такое демократические институты и как они функционируют. Чего не скажешь про Украину, где все клянутся в верности демократии, но при этом не знают, что это такое. В этом отношении необходимо сразу отметить, что демократические институты – политические по своей природе. Они не определяют механизмы принятия государственных решений, не формируют интересы и даже не определяют принципы экономики. Они лишь фиксируют и модерируют институциональные связи, выработанные в процессе поиска оптимального для страны конституционного устройства. Это означает, сколько раз было обсуждено! - принятие принципов верховенства права, равенства перед законом и равного доступа к базовым социально-экономическим условиям. Давайте разберемся по пунктам. Верховенство права означает, что общество признает, что ни одна из групп влияния не может и не имеет юридических оснований диктовать свою волю всему обществу, - идет ли речь о финансово-промышленных группировках, региональных кланах («донецкие», «карабахские») или отдельных бизнес-структурах (вот скажите: Ахметов это политик или бизнесмен?). Иначе говоря, никакие «традиции», «обычаи», «связи» и другие социокультурные анахронизмы не могут считаться более высшими, нежели закон. Проще говоря, клановость и кумовство признаются нелегитимными институциями. Равенство перед законом вытекает из принципа верховенства права. Общество неоднородно, оно разделено на различные группы, но ни одна из них не может быть равнее других. Тут дело не в клановости или кумовстве, а в равном доступе к справедливому правосудию, юстиции, как единственному общественному арбитражу. Ни партия решает, кто прав или виноват, ни чиновник или же президент с правительством, а именно суд. То есть: кому пожаловаться? У нас до сих пор думают, в какой отдел горкома или обкома идти с жалобой-челобитной. Как раз эту философию необходимо искоренять полностью, до основания. Другое дело, что судебная реформа «тянет» за собой аналогичные процессы в прокуратуре, МВД, следствии, охране правопорядка, короче, во всем силовом и правовом блоке. Без создания новых не-советских институций в области правопорядка ни о каком равенстве перед законом не может быть и речи. Наконец, равный доступ к социально-экономическим условиям определяет, что государства создает институты и механизмы индивидуального и корпоративного заработка, одинаковые для всех, а дальше каждый зарабатывает так, как он знает и умеет. Лоббизм, как мы уже писали, вполне реален и уместен, но только в рамках проводимой государством экономической политики. Выигрывает отрасль, если на нее делается ставка в развитии, или же экономика в целом, но не корпорация, ибо она не может быть субъектом экономической политике. Это же относится и к государственной бюрократии, - чиновник не можкет определять, что дозволено, он должен только администрировать. Однако как на постсоветском пространстве, включая Украину и Армению, именно правящий клан определяет, кто имеет право на будущее, а кто нет. Собственно говоря, отмены этого принципа добиваются в Армении. В Украине, к сожалению, не получилось. Еще один момент, связанный с пересмотром институционального устройства страны. Речь идет о конституционализме. Как показывает британский опыт, отсутствие текста конституции это не означает, что нет конституционализма. Сила государства состоит не в мощности министерств и ведомств, всевластии госаппарата или силовых структур, а в легитимации правовых норм, то есть в признании обществом права государства на определении общих правил совместного общежития и поддержания безопасности каждого гражданина. А такое признание может произойти только в том случае, если политическая элита сможет выстроить новую систему, гарантирующую гражданские права и свободы. В противном случае нас ждет чехарда «майданов» и «бархатных революций», - иного канала влияния на принятие стратегически важных решений наш народ пока что не выработал. И еще один важный аспект, о котором у нас не говорят. Реформы бессмысленны, если они проводятся наугад, без учета особенностей состояния («государственности») общества. Демократия – это не панацея, это всего лишь политическое оформление социальных отношений. А если отношения (страх индивидуальной свободы, ожидание соцвыплат, кумовство,патернализм в широком смысле) остаются советские, то и социальные требования будут советскими. Зачем демократия украинцам, если они ее не хотят? Она нужна армянам, - и мы это знаем.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-04-26 Раздел: Блог-пост