Меню

Кругом враги: Трамп начинает мировую торговую войну

Бегство Трампа с канадского саммита G-7 лишний раз доказывает, что американский президент не намерен обсуждать экономические приоритеты своей администрации. Для него все очевидно, - Вашингтон, исходя исключительно из своих эгоистических соображений, намерен продавливать новую парадигму международной торговли. Где уже нет места союзническим и партнерским отношениям. Больше того, для американского лидера возникла новая экономическая реальность с ее «извечными» врагами – Европейским Союзом и Китаем. Именно они, по мнению бизнесмена-президента, заставляют США заключать сырьевые сделки, тогда как Штатам нужна торговля промышленными и интерактивными технологиями. торговая война alter idea В этой логике Трамп пересмотрел или полностью отказался от ряда текущих сделок, которые, по его словам, выглядят односторонними и угрожают национальной безопасности. И в то же время он призвал устранить все торговые барьеры и одновременно чуть ли не перерегистрировать ведущие торговые марки, так как через их «траннациональность» американское государство теряет что-то около $600 млрд (кстати, как передать права на торговую марку смотрите здесь https://zkg.ua/yurydychni-posluhy-praktyky/pravo-intelektualnoji-vlasnosti/peredacha-prav-na-torhovu-marku/). Получается, что Дональд Иванович, с одной стороны, намерен вводить ряд патерналистских ограничений, направленных на укрепление позиций крупного американского капитала, а с другой – ратует за скорейшую либерализацию мировых рынков. Есть ли здесь какое-то противоречие? Нет, если рассматривать мировую экономику как национальный рынок. США, разумеется. И, как следствие, отказаться от принципа партнерства, навязывая друзьям и врагам свою экономическую волю.

Отправная точка торговой войны

Многие экономисты справедливо полагают, что торговая война сопряжена с большими рисками для всех участников. Однако у Трампа есть резон в том смысле, что стартовые возможности Штатов более выгодны вследствие меньшей экспортной зависимости американской экономики, - в реальности все государства G-7 завязаны на громаднейший американский внутренний рынок. И Трамп, как бизнесмен и политик, прекрасно об этом осведомлен. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), на экспортные операции приходится около 13 процентов валового внутреннего продукта (ВВП) США, тогда как 30 процентов ВВП соседки-Канады просто «вмонтированы» в американскую экономику. В Европейском союзе ситуация несколько более сложная. Например, французский экспорт в основном продается на континенте, - это те же 30 процентов экономики. В то же время 45 процентов экономики ФРГ буквально «размыты» по всему миру, значительная часть немецких производств осели в Соединенных Штатах. Такая же самая тенденция – на треть промышленного потенциала – прослеживается в итальянской и британской экономиках. Вот с японцами вышла неувязка, - они, как и американцы, трудятся исключительно для себя, продавая на внешних рынках только 16% произведенной продукции. Хотя и этого достаточно, чтобы оказаться в некоторой зависимости от Вашингтона, если торговая политика Трампа окажется излишне агрессивной. Надо сказать, что проблему оптимизации американской внешней торговли Трамп не выдумал. Еще в 2014 году Комиссия по международной торговле сообщила, что многие малые и средние предприятия, которые ведут совместный бизнес с предприятиями Европейского Союза, рассматриваются ЕС в качестве крупных корпораций и, соответственно, они должны удовлетворять большому количеству технических регламентов и другим требованиям, снижающих экономическую активность штатовских фирм. Согласно отчетам бизнес-лоббистов, ЕС заставляет их нанимать своих представителей, чтобы эффективно проходить европейские бюрократические «редуты» и выполнять дополнительные задачи. Все это повышает стоимость американских продуктов по отношению к их европейским аналогам. Иначе говоря, по Трампу, американские компании ведут торговлю в условиях экономической войны, развязанной Европой. Кроме того , эти же американские компании часто ссылаются на дополнительные правила, налагаемые на них ЕС. Если крупные корпорации с большим объемом продаж могут распределять затраты по европейским правилам,  то малый и средний бизнес попадает в технологическую и инвестиционную зависимость от базовых игроков Европы.

Барьеры внешней торговли

Официальный Вашингтон еще в марте этого года предъявил свои требования по отношению к европейской торговой политике. Среди таковых можно выделить следующие: тарифы и лицензирование товаров ограничивают доступ на европейский рынок; государственные закупки и закрытые аукционные торги содержат явные признаки коррупционной составляющей; экспортные субсидии фактически дублируют таможенные пошлины; фактическое отсутствие политики в отношении защиты интеллектуальной собственности создает искусственные ограничения, в том числе и инвестиционного плана. Проблема состоит лишь в том, что Трамп, справедливо требуя внешнеторговой либерализации, де-факто намерен «втиснуть» американские компании в систему льготного кредитования и приоритетного субсидирования, вытеснив конкурентов из европейского бюрократического пространства. Естественно, что Франция и Италия стали стеной по защите «европейских ценностей», - никто снижать объемы автопроизводства на американском континенте не намерен. После обвинений Канады, Китая и ЕС в недобросовестной торговой практике, Дональд Иванович начал вводить тарифы против этих стран. Только в отношении КНР были введены пошлины на сумму в $200 миллиардов. Понятно, что если Китай примет ответные меры, то американцы «прибавят еще $200 миллиардов. Война с Поднебесной в полном разгаре. При этом ни Пекин, ни Брюссель, ни Вашингтон (на самом деле) не собираются пересматривать принципы внешней торговли, ограничиваясь манкционными войнами. Проблема лишь в одном: что победит – глобальная экономика или национальные рынки?
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-06-20 Раздел: Блог-пост