Меню

Встреча в Хельсинки: Трамп проиграл, Путин выиграл. Или наоборот?

Отсутствие совместного коммюнике, констатация факта несовместимости позиций по ключевым мировым проблемам и декларативно-приказной тон Владимира Путина по отношению к Дональду Трампу, - вот, пожалуй, краткое резюме встречи двух президентов, которая состоялась в Хельсинки 16 июля. Однако непрозрачный характер переговоров не означает отсутствие договоренностей, впрочем, как и наличие таковых. Это как в истории с «альтернативными фактами»: оба лидера размывают политическую реальность, в которой мы живем, превращая ее в глобальный информационный симулякр, игнорирование коего способно породить новые межнациональные конфликты. Хельсинки 2018 alter idea

Вассальная дилемма Трампа

Если говорить о персональной позиции Трампа, то что мы видим? Вопрос о вмешательстве в президентские выборы 2016 года им проигнорирован – на фоне очередного вранья Путина о том, что если такое вмешательство и было, то по инициативе частных лиц, они же кремлевские фабрики троллей, но никак не со стороны российского государства. Американский президент ни слова не сказал о Крыме, Украине и санкциях. Вообще ни слова критики в адрес ВВП. По Сирии – Трамп согласился на активное привлечение России как геополитического посредника и в дальнейшем как активного экономического игрока, способного восстанавливать сирийскую экономику при условии, что Москва предоставит гарантии безопасности для Израиля. И, наконец, явное противопоставление Путина европейским лидерам говорит только о том, что он, Трамп, не воспринимает государства Европейского Союза в качестве достойных партнеров. Для нелиберала Трампа антизападник и антилиберал Путин куда ближе, чем требовательная Меркель и нерешительный Макрон. Великобританию с подвешенной на коалиционной петле Терезой Мей можно вообще проигнорировать. Иначе говоря, Трамп косвенным образом признает, что располагает некоторыми обязательствами по отношению к Кремлю, но в то же время он демонстрирует «национальному лидеру» собственную институциональную беспомощность и неспособность выполнить свои обязательства перед другим государством. Особенности в части признания Крыма и «принуждения» Украины к минскому миру. В то же время не будем забывать, что признание российского вмешательства в избирательный процесс 2016 года означает не просто импичмент и обвинение в государственной измене, но и делегитимацию всего президентства Трампа. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая и сирийскую, и европейскую, и трансамерикансую, и украинскую политику. В этом отношении положение Дональда Трампа ничем не лучше положения Терезы Мей. Лишнее доказательство, что международные обязательства страны крепче, нежели личные симпатии и антипатии отдельных политиков. Существует еще один аспект провального характере встречи в Хельсинки. Речь идет о конце «оффлайн-дипломатии» Трампа, то есть дипломатии, которая работает в режиме бизнес-сделки: сначала предварительные, даже лоббистские договоренности, а потом их оформление «естественно-бюрократическим» способом. Да, с Путиным говорить проще – в Кремле Трюдо не сидит. Но и реальных договоренностей не предвидится. Разговоры – это далеко не соглашения, особенно в политике. А вот когда твой противник навязывает тебе повестку переговоров, требуя выполнения невыполнимых обязательств, тогда наступает коллапс дипломатии, особенно если ты привык навязывать свою политику. Так что развитие новейших американо-российских отношений вряд ли сдвинется дальше «чудесного разговора»

Санкции

Дискуссия о санкциях вообще вышла чудотворной. Мотивация Путина по отмене санкций свелась к тезису «Россия большая», поэтому любые действия Москвы должны быть проигнорированы мировым сообществом. Впрочем, Трамп промолчал. Как и в вопросе о Крыме. Вообще ни единого слова об аннексии и Украине в целом. саммит Трампа-Путина alter idea Но здесь любопытное другое. Похоже, Москва обнаружила новый доброкачественный источник своей легитимации по захвату чужой территории. Крым – это что-то вроде российских Фолклендских островов. Кто захватывал Фолкленды, вводил войска и проводил референдум в 1983 году – Путин, правда, не уточнил. Но зато проговорился:
«Мы провели законный референдум (в Крыму- Alter Idea) на основе международного права. Для нас этот вопрос закрыт», - заявил российский президент. Мы – это Россия, если кто не понял.
Вместе с тем под молчаливое согласие Трампа были выдвинуты два требования по Украине: реализация Минских соглашений в российском прочтении, а также блокирование вступления Украины в состав НАТО. Впрочем, молчание американского лидера можно трактовать по-разному. Судя из общей тональности встречи в Хельсинки, Трамп лично хотелось бы занять пропутинскую позицию. Но он этого сделать не может. Больше того, последующая через сутки реакция политического класса США более чем красноречива: Трампа уже обвинили и в национальном предательстве, и в государственной измене, и сдаче национальных интересов. Весь день 17 июля оноправдывался как первоклассник, впервые нашкодивший на уроке. А в Москве, тем не менее, продолжают гнуть свою линию, не понимая, что бедный Трамп не в состоянии выполнить свои обещания – Конгресс, Сенат, медиа, общественное мнение, спецслужбы, прокуратура и еще много других влиятельных нянек не позволят этого сделать. И здесь кроется главное противоречие между США и Россией. Американский президент – это всего лишь функционал, политический институт, который не в состоянии быть выше права, то есть других институтов и общих правил, регулирующих отношения между ними. Тогда как российский президент – это alter ego абсолютного монарха, даже не царя, а тем более монархии. В этой стране верховный правитель выше верховенства права, так как он лично создает эти сами правила. Поэтому персональныесимпатии Дональда Ивановича уже разбились о прибрежные рифы американской демократии. Трамп попытается отыграть ситуацию назад, но последствия для него окажутся катастрофичными Дальше – больше. Консенсус между демократами и республиканцами состоит не столько в украинском вопросе, сколько в признании России тоталитарным государством и Путина как продолжателя политики Гитлера. Это что касается внешней политики. Относительно внутренней политики еще жестче: Россия вмешивалась в американские выборы, она посягнула на демократию и разрушает демократические ценности. Извините, но такого не прощают. Так что Дональда Ивановича отстранят и от украинского, и от сирийского, и от иранского вопросов. Про добрососедские связи с РФ можно забыть. Последует ли импичмент? Вряд ли. Но, чувствуется, что он не даром молчал на уже знаменитой пресс-конференции. Говорить не о чем. Хромая утка прочно уселась в Овальном кабинете Белого дома.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-07-17 Раздел: Блог-пост