Меню

Население, граждане и государство: а в какой стране мы живем?

Французский социолог Пьер Будье в своей работе 1979 года «Различение. Социальная критика суждения вкуса» впервые вводит термин «власть номинаций». Таким образом обозначал монопольное право власти на оценку социального мира. Что, в свою очередь, означает легитимацию правящим классом способа конструирования социальной реальности. Иначе говоря, каким образом доминирующая в обществе элита обозначает это самое общество, таким оно его и воссоздает. За счет, как подчеркивал другой французский философ и социолог Мишель Фуко, классификации, приведения статистических таблиц в соответствии с желаемой для правящего режима системой социального ограничения – к власти, финансам, ресурсам, собственности, медиа, образованию и т.д. Власть в Украине alter idea В другой работе «Социальное пространство и символическая власть» Бурдье указывал:
В этом смысле символическую власть можно назвать властью «миротворения», которое, по Н. Гудману, состоит в «разобщении и воссоединении, иногда в пределах одной операции», в проведении полного разложения или анализа и последующего соединения или синтеза, часто осуществляемого с помощью ярлыков.
Беглый взгляд по основным медиа-ресурсам заставляет предположить, что власти Украины не воспринимают нас в качестве граждан страны. Доминирующие номинации, которые сопровождаются с трансляции официальной позиции, сконцентрированы на термине «население»: "сокращение населения", «численность населения», «доходы населения», «цены на газ для населения», «тарифы для населения», «миграция населения». Причем само «население» такое отношение к себе вполне рациональным и вменяемым. Тем не менее такого рода номинативы зафиксированы в непубличном и меди-дискурсе. То есть в середине коммуникативных каналов, формирующих в том числе и общественное мнение. О чем это говорит?
  • Власть не воспринимает нас как граждан. Население – удобная формулировка, своими корнями уходящее в советское «народные массы». А массами, как учила партия, нужно управлять. Никакой общественной активности, политического участия и частных интересов или других вольностей свободной жизни. Отсюда, кстати, вытекает фундаментальный конфликт между условным «майданом», то есть освободившимся от СССР обществом и государством, которое все еще продолжает жить в конституционных пределах всепоглошающей «вертикали власти». Последняя как бы нисходит к простому человеку, такая себе эманация государственности, только пирамидой вниз.
  • Население – это поданные государства. В худшем, российско-имперском понимании такой политической практики. Соответственно, государство воспринимается как гарант социальной справедливости и граница ментального обитания («русский мир» в имперской транскрипции), но никак не инструмент, гарантирующий безопасность, права и свободы.
  • Доминирование «социального» над «политическим» определяет и тип экономической модели, формат взаимосвязи между политиками, бюрократами, социальными группами и отдельными людьми. Последним, вследствие отрицания единичного и гражданского, не позволяется зарабатывать, им предоставлено лишь право на получение социальной помощи, государственного «кормления» в обмен на лояльность и политическую безучастность. «Зарабатывать» означает «распределять ресурсы», но не «накапливать капитал». Соответственно, к заработку допускаются, и то избранные за счет вхождения в систему «вертикали власти».
Проблема состоит в том, что политэкономическое различение между «населением» и «гражданами» консервирует советскую государственность и делает невозможным проведение любых реформ. Даже приход новых людей ничего не меняет, потому что без смены политической философии невозможно и кардинальное, институциональное переучреждение Украины. Что нужно населению? Социальные подачки и «защита». Оно, население, не заинтересовано в улучшении своей жизни, так как патерналистски зависимо от власти. А раз так, то нет и политики, политического участия, выборов, партий как держателя социальных акций отдельных групп и т.д. Это означает, что государство сконцентрировано наверху, для элиты, в то время как внизу искусственно классифицируется ситуация управляемого хаоса, а вся система работает на циркуляцию электоральных циклов. Тогда как в промежутке между выборам доминирующим элиткам «позволено все». С гражданами такой номер не пройдет. Но граждане – это частная собственность, накопление капитала и его управление вместе с распоряжением, а также права, свободы и общественное давление. Поэтому нечему удивляться, что за 27 лет независимости украинский политикум даже не удосужился юридически определить, что такое «частная собственность». Не говоря уже о введении четких, неизменных и защищенных в судебном порядке пав собственника. Как можно заработать, если все заработанное может быть отобрано административным путем. Или через коррупционные связи, что в данном случае одно и то же. Власть боится граждан, для нее проще для всех сохранить модель «социальной защиты», а для себя - институт «кормления», созданный Иваном Грозным, чем провести фундаментальные реформы. Да, с самого верха постоянно звучит мысль об окончательном отмежевании от российской имперской матрицы. Но одно дело пустое декларирование, а другое – изменение модели политико-экономического господства. А то получается так – общество, через формат «майдана», от империи откололось, а власть продолжает жить в «едином и неделимом». Противоречие, достойное грядущих революционных событий…
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-09-04 Раздел: Блог-пост