Меню

Порошенко: Россия множит человеческие трагедии

Речь Президента Украины на Генеральной Ассамблее ООН вызвала горькую усмешку. Произнесенные слова были правильными, инициативы классные, призывы к ответственности отвечали текущей международной обстановке, но все сказанное, мягко говоря, уже морально устарело. Не по вине Порошенко. По вине самой ООН, которая не нашла в себе силы провести реформы в середине 90-х годов, пока еще были живы надежды на демократизацию Восточной Европы, а Россия не вернулась в лоно привычной для себя имперской доктрины, поучая мир, как жить вне пространства демократии и уважения к чужим ценностям и свободам. Петру Алексеевичу в этом смысле оставалось лишь констатировать факты и правильно расставлять акценты. Например, что война – это отставание и нищета. Легкий намек на провал анонсируемых им же глобальных реформ. Потеря 20% ВВП Украины произошло не вследствие провала преобразований, но вследствие развязанной Россией агрессии. Как и обесценивание национальной валюты и 2-годичный экономический провал, который сменился незначительным ростом экономики. Фактически речь идет об ответственности России за дисбалансы экономики Украины. Гибридная позиция, учитывая отсутствие структурных реформ. С другой стороны, вынужденные затраты на оборону – до 6% ВВП – говорят о том, что Украина не может в сложившихся условиях переориентироваться на важные для себя направления. Например, реконструкцию промышленной инфраструктуры, обновление коммуникаций, строительство автомобильных и железных дорог, связующих в единое целое все регионы. По крайней мере, у страны нет достаточных инвестиционных средств, чтобы инфраструктурно оторваться от российского имперского пространства. Война не позволяет этого сделать. А значит технологический коллапс практически неизбежен только потому, что предыдущие правители не смогли четко обозначить украинские национальные интересы и довести распад СССР до логического конца. Не на бумаге, в тени беловежских березок, а в реальности – на уровне элит, инфраструктуры, политики и приоритетов государственного развития. Конечно, Порошенко этого не говорил. И не мог говорить – текст читался в Украине, где прекрасно понимают, что Россия все равно бы не позволила провести необходимые реформы. Пример тому – Грузия с ее успешными институциональными реформами и газовые войны, начиная с 2005 года, когда тогдашний президент Ющенко завил о четком прозападном курсе. Порошенко это прекрасно понимает и поэтому правильно расставляет акценты, утверждая, что гибридная война с Украиной – это месть за стремление к свободе, за выбор украинцев жить в демократическом мире. Ряд наблюдателей может возродить: Израиль воюет 70 лет, но это не помешало ему создать «приличное» государство. Но вспомним, что Израиль находится под военным, если не геополитическим протекторатом США. А это уже задел того, чтобы выстраивать определенную модель государственности. Которая, кстати говоря, сложилась не сразу и не на протяжении пяти лет. Украина не обладает таким «страховочным поясом». К тому же очевидно, что реформы будут половинчатыми и бессистемными, если не произойдет полное отделение от империи. О всеми промышленными, элитными, инфраструктурными, технологическим и ментальными обязательствами. Помните, с чего начинали «регионалы»? Мы строим новую страну! Они просто не уточнили, что возрождают Россию-СССР. Но без строительства действительно новой страны любые реформаторские усилия окажутся бесполезными. Война с Россией будет поддерживать такой реформаторский дисбаланс, - в Кремле и на Банковой это прекрасно понимают. Другое дело, что и Порошенко не желает окончательно рвать все связи с Москвой. Бизнес, а не любовь к империи. ООН, в свою очередь, производит бесполезную риторику. Именно по причине своей нереформированности. Концептуально она соответствует политическим реалиям  даже не 90-х, а в лучшем случае 80-х, когда блоковое противостояние между США и СССР обеспечивало шанс на мирное разрешение любого  межгосударственного конфликта. Сейчас же адекватными инструментами, предотвращающими агрессию и войну, ООН не располагает. Тем более для ситуации, с которой столкнулась Украина: война, инициированная одним из постоянных членов СБ ООН, не может быть остановлена. Отсюда и бесполезность всех разговоров. Никто ради Украины не станет развязывать ядерную войну. А в этом и состоит весь смысл постоянного членства в СБ ООН – избранным позволено все, другим – ничего. Только потому, что они зафиксировали постялтинский мир. Что остается делать Порошенко? Только жаловаться и прямо говорить тем партнерам, что происходит в Украине. Ради убийства любых сантиментов по отношению к Кремлю. Отсюда и смещение политических акцентов в сторону моральных оценок. Россия множит человеческие трагедии. Это враг. Москва, помимо войны, производит экологические катастрофы, уничтожает плодородные почвы и грунты, превращает Крым в пустыню. Жаль только, что Петр Алексеевич не упомянул о возможной ядерной катастрофе на оккупированных территориях Донбасса. На благородных дам и господ, мерно посапывавших в зале заседаний Генассамблеи ООН, это подействовало бы. Хотя выигрыш в речи Президента Украины все-таки был. По мнению Порошенко, ООН призвана поддерживать международное право. И, как его гарант, обязана реагировать на отказ России соблюдать свои международные обязательства. Иначе говоря, с ООН нужно что-то делать, иначе она так и останется игрушкой для ядерных держав. Однако гибридность позиции украинского лидера состоит в том, что предлагаемая реформа – передача Генассамблее права определять и курировать миротворческие организации в обход Совета Безопасности – - сопряжена с риском потери поддержки Вашингтона. Дело в том, что если такая реформа и будет проведена, тогда возникнет вполне реальный сценарий ввода миротворческих сил на территорию Палестины. На что США никогда не пойдут – стратегические обязательства перед Израилем. А это означает, что ни СБ ООН, ни саму структуру международного органа никто не тронет. Балаган и пустые разговоры продолжатся. То же самое касается и миротворческой миссии. Да, Москва стремиться к захвату Азовского моря по крымскому сценарию. Да, Киев хочет введения миротворцев на оккупированную территорию Донбасса и на стороне Украины. Но, извините, так не бывает. Никто не согласится. И миротворцы на то миротворцы, что они консервируют, локализуют конфликт, но не решают его. Тем более ООН не занимается проблемами военной реинтеграции оккупированных территорий. Вообще, вся ооновская философия сводится к одному тезису: там, где проводится миротворческая миссия, оккупантами признаются обе стороны. На что Киев, разумеется, никогда не согласится. Вот что печально – с уст Порошенко не слетело предложение о введении внешнего, международного управления территориями ДНР и ЛНР. Украине такой сценарий наиболее выгоден. Во-первых, нет необходимости политически и институционально интегрировать эти пространства, по крайней мере, до полной их деоккупации, в том числе информационной и ментальной. Во-вторых, Киев таким образом получает карт-бланш на переговоры с Москвой о компенсации за экономические потери, выплаты пострадавшим и по проблемам восстановления инфраструктуры. А это означает шанс переделать Донбасс таким образом, чтобы он не воспринимался как социально и культурно отдельная гот Украины территория. В-третьих, таким образом нивелируются формальные обязательства по неформальным Минским соглашениям. Все равно они не будут выполняться, а консервировать ситуацию никто не желает: замороженных конфликтов на территории Европы и так достаточно. В-четвертых, на второй план уходит геополитическое давление со стороны ЕС, США и НАТО на Россию. Перед Москвой встает вопрос о соблюдении норм, предписанных исключительно ООН. Но почему-то, думается, что и этот сценарий окажется провальным. Для его реализации необходимо, чтобы Москва признавало международное право. А ситуация такова, что путинский режим отказался от своих внешних обязательств. Согласно решению Конституционного Суда РФ от 1 августа 2015 года, согласно которому действия международных договоров признаются неприоритетными на территории РФ. Три года тупика. Без шанса на окончания войны. Об этом нужно было говорить. А реформировать мертвое ООН не нужно. Разве что оставить его как координатора гуманитарных программ. И создавать совершенно новую структуру, отвечающую за глобальную безопасность. Хотя… предусловием такой реформа должна быть третья мировая война.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-09-27 Раздел: Блог-пост