Меню

Почему армия, язык, вера - это важно

После того, как стало известно, что прославившийся уже российский грушник Чепига-Боширов, которого называют личным спецназовцем Путина, участвовал в эвакуации Януковича в Ростов, по интернету ходят предложения дополнительно перевезти туда же и действующего президента Порошенко. Однако, думается, наши фейсбучные активисты несколько поспешили с выводами. Нынешняя элита, конечно же, коррупционная и провальная, от этого никуда не денешься, но она четко взяла курс на революционный транзит Украины. И вот почему. Тролинг Порошенко alter idea

Армия, язык, вера

Разумеется, мы не предлагаем версию политической теодицеи Петра Алексеевича, - он далеко не идеален, да и, честно говоря, от него многого и не ждали, учитывая его бекграунда в правительстве Азарова и теологическое противостояние с Юлией Тимошенко. Подчеркиваем, именно теологическое, потому что речь идет о разном понимании единоначалия в политической конструкции Украины. Для Порошенко важно нахождение во главе так называемой «вертикали власти», обеспечивающей ему инструментарий контроля над украинской элитой и выстраивания иной, хотя и по сути своей постсоветской, модели государственности. Отсюда и десоветизация, и создание новых правовых институтов, и децентрализация (при сохранении налоговой вертикали). В то же время ЮВТ мыслит власть как собственный персональный ресурс, такую себе облачную технологию, в рамках которой государство оказывается помещенным в виртуальную реальность, а на передний план выходит классический персональный режим. Иначе говоря, Порошенко действует в логике Леонида Кучма: да, он создает кривые, косые и плохо работающие государственные институты, ориентированные на него как на арбитра элит, но все же институты. В то же время как Тимошенко эти институты убивает. А вместе и украинскую государственность в любой ипостаси. В этом отношении триада «армия, язык, вера» - это флакончик с тройным дном. Программный лозунг на выборы 2019, формула транзитной государственности и реальная программа действий, кстати, ориентированная не столько на обещания будущего, сколько на продолжение выбранного курса. Заметим, что все предыдущие избирательные кампании были зациклены на конкуренции некоторых мифологических проектов, слабо коррелируемых с украинской действительностью. Первый раз Кучма шел с идеей «дружбы с Россией», затем с проектом воинствующего нейтралитета; Ющенко предлагал радикальную вестернизацию, тогда как Янукович воплощал идею «русской Украины», чем, в частности, и спровоцировал Революцию Достоинства.
Сегодня впервые президентская адженда сфокусирована на внутриполитической повестке. Да, Россия не позволяет в полной мере заняться обустройством собственного дома, тем не менее мы видим намерение продолжить государственный курс, чего не наблюдалось во все предыдущие годы независимости.
Почему армия? Потому что на самом деле в условиях транзита, когда не создано ни одного действующего института, это единственный механизм сохранения государственности. Пока более-менее не решится вопрос о границах, статусе оккупированных территорий и формата отношений с Россией (или того, что от нее останется), армия будет выполнять государствоцентристскую функцию. По другому не получается. Язык – также конструирующий элемент, но на уровне уже нации. Статус государственного языка не обсуждается, но вот что касается общественного употребления и «квотного» принципа в регионах – тут есть проблемы. Пример – Крым и Донбасс. В этих областях Украины не было, образовательной и культурной политики не проводилось, местные элиты получили картбланш на формирование местечковых княжеств. Язык – это ведь не буквы, это текст государства, с его документацией, таблицами, распоряжениями, статистикой и т.д. В Крыму и на Донбассе изначально не предполагалось появление украинского текста, регионы не были интегрированы в украинское политическое, инфраструктурное и символическое пространства. В результате мы получили оккупацию и войну с Россией. Что касается веры, то ситуация намного сложнее, чем кажется на первый взгляд. Дело в том, что привкуса средневековья здесь нет – Украина хочет быть технологически передовым государством. Однако вера, точнее говоря, ее организация в виде патриархии, привязана к имперскому телу России. И пока не произойдет полного отделения от метрополии, Украина не сможет проводить так необходимые ей внутренние реформы. Здесь нужно понимать, что российский империализм зиждется на теократической мистификации верховной власти, когда государь понимается как прообраз бога, расположенный «над» законом и подданными. Последние, в свою очередь, связаны между собой религиозной идентичностью: они в первую очередь «православные», а затем уже «русские». И эту средневековую идентичность Кремль снова пытается навязать украинцам, понимая, что отрицание гражданина – это отрицание страны, в которой живешь. Парадокс ситуации в том, что в самой России никогда не было национального государства, это всегда было имперское пространство, поглощающее завоеванные территории. Украина нужна ей не только как «родина православия», концентрат «Киева – матери городов русских», но и как гражданская проекция российской государственности. А сейчас эта православная идентичность разрушается, в том числе и в глубинках РФ. А с новым завоеванием территории не получается. А Тут еще Томос, продемонстрировавший, что РПЦ – обычная секта, созданная к тому же Сталиным и КГБ в 1944 году. Так что Порошенко делает все правильно. Он разрушает остатки российского проекта в Украине. Но сохраняет советскую, вертикально-иерархическую, командно-административную модель госуправления. Поэтому и возникают к нему вопросы. А что дальше? Точнее, как должно быть в идеале?

Свобода, право, собственность

Предлагаемая триада – свобода, право, собственность – всего лишь программа-минимум, необходимая для построения украинской государственности с прочным институциональным основанием. Базовая задача – освободиться от влияния персонального фактора, когда победа того или иного кандидата влечет за собой как минимум «перестройку» всей партийной системы, а как максимум – переформатирование государственности. Свобода – это приоритет человека над государством. А еще понимание того, что личные интересы выше интересов обезличенных групп, власти, влиятельных деятелей и т.д. Теологически это означает признание со стороны власти и государства свободы воли как основы формирования любых социальных систем. На практике это означает, что власть и государство вместо универсального института насилия, особенно в его советско-российской интерпретации, превращается в менеджера, тихий сервис, предоставляющий человеку свои услуги. А люди это государство не должны замечать, оно должно появляться только в экстренных ситуациях, когда возникают вопросы ЛИЧНОЙ безопасности. Политико-правовое измерение такого подхода – гражданин, с его преобладающим над государством правами и свободой, гарантируемых на уровне законов, судов и госбюрократии. Право – это закон, не требующий дополнительной интерпретации. Собственно говоря, наше сегодняшнее разделение на «закон» и «право» демонстририрует, что мы привыкли к тому, что написанное и зафиксированное в парламенте представляет собой ненужную бумажку, которая ни к чему не обязывает и ничего не регулирует. Страна живет за пределами конституционализма, хотя формально конституция есть. Но нормы и положения, прописанные в Основном, базовых и иных законах инструментально неопределенны. Это означает, что необходимо изменять подход право в сторону институционального определения и коренизации систем отношений в обществе, отказававшись от практики детальной регламентизации. Зачем, спрашивается принимать закон, если его затем «перекроют» всякие распоряжения кабмина, администрации всех уровней и многочисленные представительства (феномен постсоветского пространства!) всех министерств на местах. Нужно определиться: если в Украине в качестве cfusa prima принимается административное решение, тогда страна живет в режиме персональной власти, опирающейся на так называемую вертикаль власти; если же право, тогда необходимо ликвидировать вертикаль власти как принцип во всех ее формах, видах и проявлениях. Не может чиновник трактовать закон, это прерогатива Конституционного Суда, он должен воплощать, реализовывать, проводить сервис по правилам, установленных законом. Если принимаемые законы не определяют правила, необходимо менять сами правила. В этом состоит революция и реформы, а не в попытках оживить давно сгнившее тело советской государственности. И последнее – собственность. В Украине существует только одна форма собственности – государственная. Как и пресловутая вертикаль власти, она принимает разные формы, однако, по сути, продуцирует систему тотальной коррупции: собственность государственная, а доходы – частные. И с этим ничего не сделаешь, пока государство не переориентируется на формирование широкого слоя частных собственников, развитие малого и среднего промышленного бизнеса, который и должен создавать базовый ВВП страны. К чему это приведет? К изменению общественной структуры, переоценке ценности и отказу от проекта транзитной, точнее говоря, логистической державности. Проклятая газовая труба – ее смысл заключается в том, чтобы цементировать элиты вокруг требований ее госконтроля. Минуя требования социального, политического и гуманитарного развития. Когда уважаемым человеком станет бизнесмен, создавший бизнес и предоставивший дополнительные рабочие места, тогда первый эта реформ можно считать пройденным. Это только начало.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-10-03 Раздел: Блог-пост