Меню

Азовский рубеж: Россия атакует

Воистину, но самый преданный украинский патриот в Москве – это Путин. Все, что делает российский президент, ориентировано на цементирование украинской государственности и национальной идентичности. И обострение военно-политической ситуации на Азовском море – тому яркое подтверждение. Почему так? А давайте посмотрим, к чему привел захват украинских судов и переправка раненных моряков в Москву, что уже подтвердила генерал-правозащитник  Москалькова. Первое. Война на Донбассе перестала быть гибридной, она переросла в открытую фазу, стала публичной. Если ранее можно было манипулировать добровольцами, «зелеными человечками» и дипломатической казуистикой, то со вчерашнего дня факт военной агрессии не скроешь. А это означает, что Европа, Запад и международные будут вынуждены, хотят они того или нет, реагировать соответствующим образом. Обратная реакция для Кремля – опускание железного занавеса или развязывание полномасштабной войны с целью недопущения международной изоляции. Второе. Украина консолидируется как государства. Если нация состоялась в 2014, формируясь в Иловайске и Дебальцево, то теперь пришла очередь за политической системой и созданием дееспособных государственных институтов. Иначе остановить открытую внешнюю агрессию невозможно. Пиариться и выступать с отдельными заявлениями украинские политики не смогут. И мы в ближайшее время увидим, кто реально видит себя в украинском государстве, а кто только работает на электоральном креативе и играет в популизм. Что же касается Путина, то он делает все от себя зависящее, чтобы Украина состоялась. Причем состоялась как сильное региональное государство. Третье. Из вышесказанного вытекает, что Украина перестает быть объектом геополитики и чьих-то внешних интересов. Качественный скачок украинской международной субъективности обусловлен именно желанием Киева действовать исключительно в рамках установившихся норм международного права. Такая субъектность будет возрастать обратно пропорционально субъектности Путина как российского вождя. Иначе говоря, укрепление и становление украинской государственности теперь уже не зависит от планов Москвы разрушить украинскую государственность. Больше того, российское государство с этого момента будет сжиматься наподобие шагреневой кожи, тогда как политико-конституирующее значение Путина – возрастать. Уход последнего означает распад России, современной институционально-правовой транскрипции. Четвертое. Разница между Украиной и Россией обнажилось в диаметрально противоположных стратегемах развития. Если Украина движется в сторону национального государства, интегрированного в международные структуры, то Россия демонстрирует свою политико-институциональную недееспособность. РФ никогда не была национальным государством, потому что национальное государство – это республика. Россия была имперским пространством, которое сейчас разрушается. Возникнут ли неимперские национальные проекты на означенной территории – вопрос другой. Но если они хотят выжить, пусть вспоминают о Псковской и Новгородской республиках, иначе процесс дробления окажется длительным и больным. Украине, естественно, приготовиться, хотя и нужно помнить: мы создали демократию, но не государство. А, соответственно, предстоит еще много работы, чему поможет Путин. Если продлятся подобные азовской инициативы. А они продлятся. Пятое. Для чего нужно было геополитическое противостояние и война в том числе? Для формирования внутриукраинской геополитической повестки, когда внешние проблемы перебивали внутренние ожидания политических  и экономических реформ. Сейчас же очевидно, что на выборах вопросы внешней безопасности возьмут верх, но они уже четко привязаны к национальной идентичности, спасибо путину за понимание. А значит процесс создания государства запускается. В какой форме, каким инструментарием и на основе каких правовых решений – еще предстоит решить. Но время геополитической бессубъектности и подмены понятий прошло. Шестое. Относительно партийной повестки. Националисты, включая Нацкорпус, требуют введения военного положения, но проведения выборов в определенные законом сроки, то есть в марте и октябре. Самопомощь – за введение ВП на территории проведения ООС. Ляшко – на срок 30 дней, не более. «Народный фронт» и БПП, безусловно, поддержит инициативу Президента – 60 дней по всей территории Украины, президентские выборы отодвигаются на 1 месяц. Молчит Тимошенко, что также понятно: она боится что-то сказать и навредить рейтингу, концентрируясь исключительно на критике экономической политики. Поэтому продолжит молчание. Только вот молчать уже не получится. Нужно будет говорить и об агрессии, и военном положении, и создании армии, и формировании соответствующего набора инструментов. Ловушка очевидна: и сказать влечет за собой электоральные потери, и молчать означает подписание электорального приговора. Так что вскоре увидим мучительные потуги, как Москву не обидеть и показаться более жестким, чем Порошенко. Что касается «Нашего края» и «Воли народа». Здесь также увидим совершенно противоположные стратегии. НК сделает ставку на сохранение мажоритарной квоты на парламентских выборах, иначе в Раду они не попадут, в связи с чем будут вынуждены поддержать любые политические инициативы Порошенко. Поговорят о "правах человека", то есть попросят не вводить ВП, но все равно поддержат. А вдруг удастся договориться о формате голосования. Ппартия Медведчука-Мураева с Оппоблоком - вот кто действительно попал в жесткую развилку. Открыто поддержать Россию – смерти подобно, тем более что впереди еще избирательная кампания в условиях нарастания антироссийских настроений. Выступить против – потерять свою политическую субъектность и превратиться в Мороза и Литвина, которые ушли с парламентской арены именно потому, что постоянно мимикрировали в зависимости от сложившейся ситуации. Спасибо Путину, мимикрировать уже не надо.
Добавил: Alter Idea Дата: 2018-11-26 Раздел: Блог-пост