Меню

Почему перестают работать демократии

После Второй мировой войны доминирующей глобальной политической идеей являются принцип равноправия национальных государств, живущие в глобально разделенном мире. Связующим элементом для них выступают демократические институции, которые делают ставку на мирное взаимодействие и переговоры. Хотя реальная практика не демонстрирует особых результатов, однако лишь немногие режимы отвергали саму идею. До недавнего времени.

Двумя ключевыми компонентами этого идеала являются национальные государства и глобальные институты. К национальны государствам в большей мере относят Японию, Грузию, Армению, скандинавские страны, население которых в основном принадлежит одному этносу и религиозной группе. Мультиэтнические государства, такие, как Швейцария, также были признаны национальными, - здесь люди с разной идентичностью добровольно признают, что они живут вместе и им это выгодно. Наконец, новые деколонизированные государства рассматривались как национальные государства, хотя большинство из них были неоднородными, а их границы преимущественно создавались метрополиями. С ростом иммиграции уровень развития демократии и стабильность политических институций даже в развитых государствах стали определяться не столько критериями идентичности, сколько правовыми ассоциациями с гражданством той страны, которую выбирает отдельный человек.

В то же время национальные государства политически и экономически связывали между собой глобальными политическими институтами, основанными на либерализме, верховенстве закона и прав человека. Хотя эти идеалы созрели на Западе, их рациональность и полезность сделали их универсальными — со своими местными спецификами, разумеется. Демократический идеал считается универсальным, подходящим как для международной дипломатии, так и для национальной политики. Таким образом, хотя каждое национальное государство может иметь свою уникальную историю и культуру, глобальные идеи служат основой даже для их внутреннего развития. Национальное право включает в себя механизма право международного.

Казалось бы, Вторая мировая война доказала необходимость соответствия общим правилам цивилизованности, гражданственности. Только со временем выяснилось, что понятие «цивилизация» осталось слабо определяемом и имеющим ярко выраженную имперскую окраску. Мы допустим выделяем такие, казалось бы, великие цивилизации, таких как Рим, Египет и Китай. А куда делись инки, история которых насчитывает не менее трех тысячелетий, Междуречье, цивилизации Ближнего Востока, о которых мы мало что знаем? Проще говоря, наше понимание «цивилизованности» слишком европеизировано и геополитически комплиментарно. Это во-первых. Во-вторых, все известные мировые цивилизации были большими, сложными обществами с уникальными социальными, экономическими и политическими институтами, которые производили богатства и создавали свои культурные ценности. Только мы их расцениваем по-разному — с точки зрения корпоративной выгоды прежде всего.

Жаир Болсонару - президент Бразилии. Откровенный сторонник фашизма

Многие государства сегодня утверждают, что являются преемниками той или иной исторической цивилизации и стремятся вернуть ее утраченное величие. Такие государства используют не современные глобальные политические нормы, а собственную, воображаемую или реальную, историю и разрабатывают сугубо внутриполитические нормы, которые и провозглашают «цивилизованными». Они выступают против глобальных определений, способных контролировать их внутреннюю политику и взаимодействие с партнерами. Количество подобных образований все еще мало, но их роль в определении принципов международной политики - ключевая. Прежде всего речь идет о США Трампа, Китае, Индии Моди, Пакистане, России и Бразилии, где недавно победил кандидат с профашистскими взглядами. Не забываем и о региональных игроках — Иране и КНДР. Все эти государства вно или тайно располагают ядерным оружием. Подтягиваются другие игроки — Венгрия, Польша. Цивилизационная избранность на фоне глобальных целей становится нормой.

Но нигде из таких неоцивилизаций воссоздание духовных скреп не породило новых идей, способных подменить или даже модернизировать старые демократические принципы. Фактически, при более внимательном рассмотрении, выясняется, что речь идет о вождистском намерении подорвать глобальную ответственность и добиться мажоритарного господства внутри своего региона. Трамп ратует за «белых фермеров», Путин — за «разделенный русский народ», даже венгры хотят воссоздать Австровенгрию, только не в лайт-варианте второй половины 19 века. 

Суть только в том, что неоцивилизаторскими волнами руководят либо откровеные популистские демагоги, которые апеллируют к охлосу, либо расисты и откровенные нацисты, как в России. В результате они апеллируют к социальным инстинктам «быстро и сразу», а не к утонченным идеалам. Тем самым теряется смысл цивилизационного развития.

Понятно, что никто не ожидает появления уникальных проектов, способные заложить фундамент новых цивилизаций. Задача другая — разрушить, перераспределить и заработать посредством хаоса.

Сэмюэль Хантингтон определил девять современных цивилизаций в своей теории «столкновения цивилизаций»: западную, православную, исламскую, китайскую, индийскую, африканскую, буддийскую, латинскую и японскую. Большинство из них не соответствуют определению, поскольку не обладают уникальными социальными, политическими или экономическими институтами и / или не производят значительных научных и материальных результатов, приносящих пользу человечеству. Поэтому их задача — присвоить себе чужие материальные блага и оправдать свои действия некоей ценностной избранностью. За исключением, может, США, где происходит совершенно противоположный процесс — замыкание в себе при разогревании внутреннего полиэтнического, мултикультурного котла. Механизмы социальной консолидации и производства политики инструментами институциональной демократии перестают эффективно работать.

Интересно, что в некоторых из тпких обществ нет даже большой цивилизационной риторики. Скажем, в Индии и Пакистане разговоры по поводу скрепной избранности бессмысленны. Вследствие того, что их политическая система - институциональная рефлексия британского права, которая не породила английского качества. Россия — это массаракш, перевертыш европейской традиции, умеющий только копировать, а не создавать. Остальные заняты геополитическими торгами, да и только.

Только китайская политическая система является уникальной и на сегодняшний день очень успешной, при том, что экономика КНР принципиально не отличается от западного капитализма. И только в больном воображении она бросает вызов его, Трампа, Америке.

Только вот беда всех скрепопроизводящих режимов: они отождествляют демократию и капитализм, называя все это «либерализм». Они либо не понимают, как функционируют политические институты, либо остались за бортом глобального мышления. Хотя тут возникает еще один, неприятный момент: успешные «либеральные» страны — это ведь бывшие колониальные державы, преимущественно католического вероисповедания. Колонии остались таковыми. Демократии, даже не смотря на ту же британскую прививку, здесь не приживаются. А что же тогда говорить про незападный мир, в том числе про несчастных православных?


 
Добавил: Alter Idea Дата: 2019-10-09 Раздел: Госстрой