Меню

Вопросы в связи с арестом генералов ГСЧС

Четыре момента, которые, откровенно говоря, смущают в ситуации с арестом руководства ГСЧС прямо на заседании Кабинета министров сегодня, 25 марта.

Во-первых, арест, произведенный в режиме онлайн, на камеру, с надеванием наручников и предъявлением обвинения. Зачем понадобилось такое публичное унижение? Ладно бы арестовать, но потом, буквально через полчаса, генералов отпускают, наручники снимают, но обвинения оставляют. Из всего произошедшего получается, что главным обвинителям в коррупции – Яценюку и Авакову – такая публичность была позарез необходима. Премьеру для того, чтобы на фоне падения электорального рейтинга продемонстрировать обществу «железобетонные» намерения бороться с коррупционерами на высшем уровне. Авакову, - заметим, на публике звучат обвинения, но нет конкретики относительно состава преступлений, - также показать, что он не даром занимает свое место. Что особенно актуально в годовщину убийства Александра Музычко. Ну и, естественно, необходимо было отвлечь интерес общества от увольнения И.Коломойского с поста главы Днепропетровской ОГА. Топорно, кончечно, и обе новости равносильно сосуществуют друг с другом. Негативные оценки только собираются.

Во-вторых, Арсений Яценюк уже успел объявить о том, что он попросит американские и европейские спецслужбы проследить финансовые трансакции фирм, участвующих в схемах Госслужбы по чрезвычайным ситуациям. Арсен Аваков даже огласил вероятность привлечения ФБР к расследованию. Очень любопытное замечание: со слов министра внутренних дел вытекает, что украинские спецслужбы не в состоянии или не имеют достаточных ресурсов для проведения антикоррупционных расследований, а ответственность за их результат перекладывается на внешних агентов, тех же ФБР, например. А трехразовые заверения, что произведенные аресты не являются спектаклем, лишний раз подталкивают к мысли, что все затихнет, когда уляжется медийная шумиха и будет получен необходимый PR-эффект. Если будет получен.

В-третьих, заявление Авакова, что задержание чиновников было, возможно, преждевременным, но откладывать далее их арест в нынешних условиях не было куда. Как понять министра, который обязан был реформировать МВД и нивелировать, в частности, такое явление, как «ментовской беспредел»? И что подразумевается под понятием «нынешние условия»? Вот последние как раз не идут ни в какое сравнение с условиями, в которых оказалось украинское государство в январе-феврале 2014 года. Сейчас намеки на элементы требований «революционной целесообразности» кажутся смешными и неуместными. Извините, не февраль-март 2014-го. И то тогда не сработал этот самый принцип «революционной целесообразности». А что же говоря теперь, особенно если истинные причины произведенных арестов по-прежнему остаются непубличными?

В-четвертых, уволены главы региональных представительств ГСЧС. А они-то здесь при чем? Или речь идет о такой «глобальной ОПГ» по министерскому признаку? И тут как раз вытекают те самые «нынешние условия», о которых упомянул министр внутренних дел. Региональные отделения ГСЧС занимались в том числе вопросами гражданской обороны, восстановлением системы бомбоубежищ, расследованиями террористических актов (вместе с МВД  и СБУ). Сейчас же, - прав Аваков или нет, неважно, - все будут заняты сокрытием улик, документов, схем и пр. И вся проведенная, а также планируемая работа по укреплению городов на случай военной угрозы пойдет в воздух. Никто вопросами гражданской безопасности точно заниматься не будет.

И последний момент. Судя по последним губернаторским кадровым перемещениям, лавка запасных у Порошенко очень короткая. Вопрос: кто возглавит 25 областных отделений ГСЧС? И ради чего были произведены такие всеобъемлющие отставки?

Добавил: Alter Idea Дата: 2015-03-25 Раздел: Блог-пост