Меню

Советские республики: 25 лет спустя

Не существует одного ответа на вопрос: «Почему распался Советский Союз?» Любое историческое событие подобной сложности и важности, – а распад охватившего целый континент гиганта с населением 300 млн человек – это сложнее некуда, – будет следствием ряда социальных, политических, демографических и экономических причин. Даже профессиональные историки ввязываются в страстные (и зачастую нелицеприятные) споры о том, была ли кончина СССР результатом личных решений Михаила Горбачева или все-таки – внутренней слабости агонизирующей советской экономики и ее неспособности вписаться в мир, который становился все более взаимосвязанным и богатым. Лично я, хотя и не отвергаю важность фигур Горбачева и Ельцина, соглашаюсь скорее со структуралистами. Структуралисты – довольно широкий термин, обозначающий тех, кто связывает коллапс Союза не с отдельными личностями конкретных политиков, а с врожденной слабостью коммунистических институтов – особенно тех, что отвечали за экономику. Обычно структуралисты подчеркивают косность, громоздкость и неэффективность институций, унаследованных Советским Союзом от сталинской индустриализации. Их пытались подлатать в 1960-х, 1970-х и 1980-х, но глубоких реформ никогда не проводилось, и перед злополучной попыткой перестройки советская экономика все еще распределяла ресурсы по указке сверху, а не благодаря механизму рыночных цен. Я далек от того, чтобы оправдывать советскую экономику, но сейчас хотел бы обратить внимание на другую черту СССР – высочайший уровень неоднородности. Неоднородность Советского Союза не была единственной причиной, почему он распался, но я считаю, что степень важности этого фактора не всегда признается. Сейчас «разнообразие», diversity, стало этаким священным словом, причем не только на Западе, но и в остальном мире; если это кажется вам преувеличением, вспомните, что «разнообразие» было темой Валдайского форума в 2013 году. Однако то, о чем я говорю, это не просто различие мнений, религий или цвета кожи. Такое разнообразие – это как раз хорошо, и, насколько я могу судить по соответствующим публикациям, оно действительно помогает организациям добиваться лучших результатов. Я же говорю о более широком понимании различий: в том, сколько денег зарабатывают люди, чем они занимаются, насколько они образованны, как долго живут, сколько имеют детей. И вообще в том, какой жизни люди в среднем могут ждать. В любой стране, даже в традиционно гомогенных странах Скандинавии и Северной Европы, существует определенный уровень региональных различий. Нигде не бывает так, что каждая область или провинция точно соответствует среднему по стране. А в больших национальных объединениях, таких как Канада или Соединенные Штаты, различия между регионами довольно существенны. В Советском Союзе тем не менее степень различий между составляющими была настолько огромной, что ее сложно преувеличить. В каком-то смысле Советскому Союзу вообще и не следовало быть одной страной. И если рассуждать с этой точки зрения, удивительно не то, что он в конце концов развалился, а то, что он продержался так долго. Рассмотрим ВВП на душу населения. В 1990 году, то есть до коллапса, разница в подушевом ВВП в Российской Советской Федеративной Социалистической Республике и в Узбекистане составляла порядка $16 тысяч (в ценах 2011 года). Это больше, чем весь подушевой доход в любой из союзных республик. Такую разницу можно увидеть между Южной Европой и Тропической Африкой, а не между двумя частями одной страны.

На излете СССР разница по ВВП на душу населения между Россией и Узбекистаном была как между Европой и Тропической Африкой

s1 С точки зрения продолжительности жизни разница была не такой экстремальной, но все равно очень, очень значительной. В 1990 году жители советской республики с наибольшей продолжительностью жизни – Белоруссии – могли рассчитывать дожить до 70,8 года, в то время как в Туркменистане продолжительность жизни была 62,8 года. Примерно такой разрыв существует между Россией и Соединенными Штатами сегодня. Что еще интереснее, этот разрыв в следующие 22 года еще увеличился, и в 2012-м разница между странами с наибольшей и наименьшей продолжительностью жизни – соответственно, Армения и опять Туркменистан – составляла 9,1 года. Это как разница между странами первого и третьего мира.

Продолжительность жизни. Разрыв между Арменией и Туркменистаном – это как разница между странами первого и третьего мира

s2 Если взять рождаемость, вариации между республиками также были огромны. В республике с наибольшей средней рождаемостью, Таджикистане, женщина за свою жизнь рожала 5,1 ребенка; в республике с наиболее низким показателем, Украине, у женщины было 1,8 ребенка. Подобные различия могут существовать между Египтом и, например, Германией, то есть между странами, находящимися на совершенно разных стадиях социального, экономического и политического развития.

Рождаемость: разница между Таджикистаном и Украиной была такая же, как между странами, находящимися на совершенно разных стадиях развития

s3 Но, возможно, самый красноречивый пример – это различия в относительном приросте населения. В период распада Советского Союза средний уровень рождаемости и смертности в его республиках очень разнился. «Основные», славянские республики уже испытали «демографический переход» к относительно низким уровням рождаемости и смертности, в то время как центральноазиатские республики по-прежнему отличались чрезвычайно высокой средней рождаемостью. После коллапса Союза получилось, что в России, на Украине, в Белоруссии, Армении, Молдавии и Грузии рухнула рождаемость и одновременно подскочила смертность и эмиграционные показатели. Тем временем в Средней Азии средняя рождаемость упала лишь незначительно, то есть ежегодный прирост населения остался весьма заметным. Если экстраполировать эти тенденции еще на четверть века, получим следующий график. За 20 лет после 1990 года Армения потеряла почти 20% своего населения, а в Таджикистане оно выросло на 50%. В ближайшие годы значения в графике еще больше разойдутся, потому что во многих странах Средней Азии рождаемость по-прежнему превышает смертность, а вот у европейской части бывших советских республик уже давно происходит естественная убыль населения.

Другие сравнения

В азиатских странах население растет, в европейских – падает. Все как в остальном мире

s4

Белоруссия, Россия и Украина – лидеры по употреблению алкоголя, Казахстан – больше не самая пьющая часть бывшего СССР

s5

Богатая Россия увеличила расходы на здравоохранение в 4,9 раза. А относительно бедная Грузия – в 5,3 раза. Лидер – Азербайджан, который тратит на здоровье граждан в 6,6 раз больше, чем было при СССР

s6

По числу абортов Россия по-прежнему лидирует, но ситуация уже не такая ужасная, как в СССР

s7

Бонус: Сравнение с Прибалтикой

В последние годы Литва и Эстония обогнали Россию по основному показателю богатства нации – ВВП на душу населения...

s8

…и по числу самоубийств ситуация в этих двух странах выглядят чуть лучше

s9

…и по числу самоубийств ситуация в этих двух странах выглядят чуть лучше

s10

Зато у России не так сильно упало население

s11

И наконец – есть страны с большим потреблением алкоголя

s12 Источник: SLoN
Добавил: Alter Idea Дата: 2015-03-29 Раздел: Госстрой