Меню

ОБСЕ: признание войны и игра политическими смыслами

Формально ОБСЕ признала Россию агрессором и оккупантом. Более того, организация, в адрес которой время от времени звучали обвинения в неявных симпатиях путинскому режиму, назвала российско-украинский конфликт на Донбассе «войной». В частности, в принятой 25 июня Резолюции относительно пропавших без вести сказано следующее:

п. 2: «С 2014 года, с начала российской агрессии в Украине, более 1300 человек были объявлены пропавшими без вести. Это цифра, которая учитывает только данные, собранные украинскими властями, в действительности значительно выше. Среди пропавших без вести есть не только солдаты, но и мирные жители, включая волонтеров, которые помогали жертвам конфликта».

п. 7.3: «закрепить правовые меры для решения проблемы пропавших без вести лиц; в частности, рассмотреть вопрос о принятии специального закона о пропавших без вести, который бы законодательно закрепил статус "пропавший" и "жертва войны", что позволяло бы соответствующим семьям получать финансовую, социальную и правовую помощь, включая государственные возмещения».

П. 9.6: «немедленно предоставить доступ к территории оккупированного Крыма международным мониторинговым миссиям по правам человека».

Вместе с тем такое признание украино-российской войны и оккупации Крыма является не просто формальным, а второстепенным – сам факт войны представляется как побочный эффект от того, что на территории конфликта есть подтвержденные факты нарушения прав человека на оккупированных территориях и «пропажи людей» во время ведения непонятно откуда взявшихся боевых действий.

Иными словами, на примере принятой Резолюции мы видим попытку манипуляции политическими смыслами: вместо правового признания «войны и «оккупации» с последующим разворачиванием гуманитарных проблем, которые стали возможны вследствие войны, мы видим постепенное углубление в политические оценки и приоритетное внимание к гуманитарной тематике. То есть ОБСЕ подготовила политически мотивированный текст, правда, с более жесткими формулировками, чем предполагалось накануне, но не более. Но в том-то и дело, что политическая оценка не влечет за собой ни политического, ни правого признания и украино-российской войны, и оккупации отдельных украинских территорий, и политических преследований со стороны оккупационных властей.

Далее, не нужно забывать, что ОБСЕ – это дипломатическая структура, которую создал СССР для ведения дипломатических войн в условиях идеологической конфронтации с Западом. Влияние Кремля на деятельность ОБСЕ и тогда, и сейчас было существенным, если не ключевыми, - все-таки институциональная «лазейка» в международные европейские структуры. Но в то же время практическое значение организации - условно, критических инструментов влияния на конфликтующие стороны у ОБСЕ нет. Так, кружок для дипломатических чаепитий, не более. Принимаемые резолюции не влияют на принятие окончательных решений со стороны более серьезных игроков, например, Еврокомиссией и Европарламентом. Как и не влияют на позицию стран, не входящих в состав ЕС.

Хотя, ради справедливости, надо отметить, что в условиях российско-трансатлантического цивилизационного (как полагают в Белокаменной) противостояния, даже если бы сейчас ЕК более четко высказалась в отношении Кремля и его политики, то и это б не повлияло на позицию московских империостроителей. Страна, которая отвергает нормы международного права, может использовать это право только для защиты персональных финансовых интересов представителей своей элиты. Россия как государство уже ушло с Европы, однако в Европе остался кооператив «Озеро». И в этом вся проблема: последнему не интересны коллективные оценки ОБСЕ, ему интересны аресты российского имущества в Бельгии и во Франции. А над резолюцией так, посмеются, попутно использовав ее текст для внутренней антизападной пропаганды.

Кстати, о дипломатии. Москва, кроме всего прочего, не признает коллективной работы в рамках каких-либо международных структур, особенно если эти международные структуры (в рамках ЕврАзЭС, Ташкентского пакта) ею же создаются. Дипломатия для Кремля нужна только для лоббирования интересов кооператива «Озеро», причем за счет двусторонних встреч. Все очень просто: привлечь на свою сторону одного участника диалога Россия еще в состоянии, но работать в логике многосторонних консультаций и международных институтов она не в состоянии. Коррупционные связи не срабатывают.

Так что ОБСЕ только невнятно потрясла воздухом – для оправдания своего бездейственного существования. Без каких-либо качественных последствий – решения, как и оценки, будут приниматься совершенно на другом уровне.

Добавил: Alter Idea Дата: 2015-06-26 Раздел: Блог-пост