Меню

Против кого мы воюем?

У Александра (мы изменили имя по его просьбе, не хотел проблем – Alter Idea) было всего полчаса свободного времени, на протяжении которого в довольно эмоциональном режиме выяснились некоторые особенности шестой волны мобилизации, почему украинские войска удерживают Марьинку и ради чего затеялись минские переговоры. Правда, нужно сказать, что речь идет о неофициальной позиции, однако настроения среди военных достаточно красноречивы. - Что сейчас делаешь? Отпуск? - Да никакой не отпуск. Даже если б отпустили на пару недель, никуда бы не поехал. Это здесь мир и беззаботное проживание. Там каждый день по нашим бьют. Минск только на бумаге, для политиков. Пусть поедут на передовую, а потом расскажут, какой мир (разговор состоялся за несколько дней до того, как Александр Турчинов заявил о возможности введения военного положения в случае полномасштабной российской агрессии – Alter Idea)… Сейчас главное льготы оформить, дали всего один день. - Успеешь? - Наверное, нет. Здесь же ничего не меняется! Нормальный человек не справиться со всеми этими переходами (по кабинетам – Alter Idea). Знаешь, что я заметил? Полностью оторвался от жизни. Не понимаю, что здесь (в мирной жизни – Alter Idea) происходит. Когда был в райсоцбезе, на меня смотрели так, как будто собираюсь кинуть гранату. - Вообще-то создается такое впечатление… - Давай лучше про войну. - Как попал на фронт? - Повестку получил в электричке. Через пару дней был уже в военкомате. - Дальше тренировочная база? - Да, через пару месяцев нас уже перекинули на передовую. - Так быстро? - Нам еще повезло. Пацаны рассказывали, что некоторых держат чуть ли не год. И за это время, может, они десяток раз стреляли. Патроны экономят. - Вы где сейчас? — Я вообще не понимаю, против кого мы воюем. Мы стоим под Марьинкой, нам один день говорят: стреляйте туда, арта работает, бьем по сепарам, потом стреляйте туда, бьем по Марьинке… — По кварталам? — Ну кто-то там еще остался, люди есть… но сейчас это неважно. Важно, что наши же нам звонят: какого… по своим же? Получается и по кварталам, и по своим. Я действительно не понимаю. Все это перемирие какое-то деланное, искусственное, если не странное. Понимаешь, по одному направлению можно бить, по другому – нельзя… потом выясняется, что там находится чей-то заводик, его трогать строго запрещено. Ты мне скажи: мы против кого воюем? - Наверное, против тех, кто не отводит вооружения… - Да его уже никто не отводит! Идет концентрация войск, причем формально мы не имеем права отвечать на обстрелы. - Опять же – минские договоренности. - Да. Между собой нам все ясно: кому бизнес, кому заводик, кому награды получать. Мы там не для этого находимся. А вообще, все выворачивает. Тогда зимой вам давали сводки: по 3, 5, ну 10 погибших задень. Брехня. Звоню соседям – в начале января – они грузят 200-е, не менее сотни. - Но об этом никто не говорит. - И не будет. Потому что всем нужна война. Бизнес. Мы с русскими торгуем? Торгуем. Контрабанда идет? Идет. Крыша нужна? Сам понимаешь, на каком уровне. Лейтенанту знать не положено. Что будет на 24 августа – даже представить не могу. - Новый Иловайск? - Знаешь при большом желании можно было сделать «котел» где угодно, было бы желание. Но никто не делает. Я же говорю, всем нужна война. - Нам говорят, что силы неравны. - Вооружение у них есть. Но это наемники, часть бывших ментов, а остальное... Мы спокойно можем дойти до российской границы, но этого никто не хочет. Минск, знаешь, для чего нужен? Чтоб отнять у нас право на оборону. Чтоб не воевали. С таким успехом можно было сразу вести переговоры, а не воевать.
Добавил: Alter Idea Дата: 2015-08-17 Раздел: Блог-пост