А если следующая — Беларусь?

За оживленным обсуждением последствий отказа белорусского правителя посетить российскую северную столицу, где другими президентами был подписан Таможенный кодекс Евразийского экономического союза, как-то осталось без внимания еще одно тамошнее мероприятие — саммит Организации Договора о коллективной безопасности СНГ.

Ожидалось, что будет утвержден новый генеральный секретарь ОДКБ, однако, видимо, из-за отсутствия одного из участников сделать это не удалось. Поэтому позже пришлось назначить исполняющим обязанности генсека Валерия Семерикова, заместителя ушедшего Николая Бордюжи.

История трений

Сам по себе кадровый вопрос вряд ли можно считать архиважным, но все же в каком-то смысле и эта заминка симптоматична. Особенно если учесть, что эпопея с назначением преемника Бордюжи началась еще на октябрьском саммите в Ереване (в качестве кандидата фигурировал бывший министр обороны Армении Вагаршак Арутюнян), но тогда сорвалось из-за отсутствия Нурсултана Назарбаева.

Надо сказать, что проблемы в отношениях Беларуси с ОДКБ случались и раньше. Наша страна даже присоединилась к организации лишь через год после ее создания, причем ситуация с правомочностью соответствующего решения Верховного Совета остается неясной до сих пор.

А в 2009 году Лукашенко отказался от участия в московском саммите ОДКБ вследствие разгоревшейся тогда молочной войны с Россией. Затем аналогичный шаг был предпринят им в мае 2013 года в отношении неформального саммита в Кыргызстане в связи с историей вокруг предоставления политического убежища беглому президенту этой страны Курманбеку Бакиеву.

Правда, в конце концов волнения прекращались, и ОДКБ продолжала существовать в прежнем режиме. Скорее всего, тем же самым завершится и нынешний демарш. Как представляется, несмотря на многочисленные заявления лидеров об эффективности этой структуры, они едва ли сами в это верят, а потому не придают большого значения такого рода поступкам.

Можно согласиться, что в какой-то степени ОДКБ начинает напоминать распавшийся более четверти века назад Варшавский пакт. Но лишь в миниатюре, если вспомнить, что только Группа советских войск в Германии насчитывала полмиллиона военнослужащих с огромным количеством техники. На этом фоне составляющие основу Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ подразделения смотрятся, мягко говоря, не слишком убедительно.

Главный союзник — главная угроза?

Весьма сомнительно, что всерьез рассчитывает на ОДКБ в вопросах обеспечения своей военной безопасности и официальный Минск. В этом плане до недавнего времени несравненно более важным для него было непосредственное сотрудничество в данной сфере с Москвой в рамках «союзного государства».

Безусловно, оно сохраняет свое значение, но сейчас явственно обозначились новые обстоятельства, которые, похоже, несколько смущают белорусское руководство.

Речь, разумеется, идет об аннексии Крыма и действиях России на юго-востоке Украины. Кроме того, в последнее время заметно изменились взгляды белорусского режима на отношения с Западом. По крайней мере, прежняя воинствующая риторика уступила место призывам к «всестороннему сотрудничеству».

Показательно, что в прежние времена Лукашенко во избежание «становления однополярного мира с диктатурой одной державы» пытался обозначить главной целью ОДКБ противодействие НАТО. Напротив, Владимир Путин, проводивший тогда политику сближения с Западом, эту инициативу не поддержал. Официально ОДКБ была ориентирована прежде всего на борьбу с терроризмом.

Теперь, как видим, ситуация резко изменилась. Отношения Кремля с Западом обострились, в то время как Минск активно наводит мосты.

Дальнейшие отношения Минска с Европой зависят от российского фактора

Судя по всему, белорусские власти ныне опасаются непредсказуемого поведения своего «главного союзника». В пользу такого предположения говорит упорство, с которым они отказываются от размещения в Беларуси российской авиабазы. Не исключено, кстати, что наблюдаемое в последнее время противостояние с Россией по целому ряду направлений вызвано именно стремлением последней все же добиться своего и в вопросе авиабазы.

Однако Минск не может отказаться, например, от предстоящих в новом году совместных с Россией широкомасштабных маневров «Запад-2017». Очень хотелось бы ошибиться, но трудно отбросить как безосновательные аргументы аналитиков касательно угрозы, таящейся в этих учениях с переброской большого количества российских войск на белорусскую территорию.

Есть ли у Москвы силовой сценарий для Беларуси?

В общем, обстановка складывается достаточно напряженная, причем более или менее приемлемого выхода не видно.

Это стало следствием фактического отказа от зафиксированного в Конституции положения о том, что Беларусь имеет цель стать нейтральным государством.

В течение двух десятилетий внешняя политика строилась на совершенно иных принципах, Минск усугублял свою зависимость от Кремля, в том числе и в военно-политической сфере. Теперь эта привязка стала опасной.

Источник

Короткий URL: https://alter-idea.info/?p=18057

Добавил: Дата: Янв 5 2017. Рубрика: Геополитический контекст. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Все комментарии и пинги в настоящее время запрещены.
Loading...
...

Комментарии недоступны

Загрузка...
Eshko Ua
Яндекс.Метрика Карта сайта
| Дизайн от Gabfire themes